UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Поэзия Фёдора Шаляпина.

Поэзия Фёдора Шаляпина.Феноминальная личность великого Шаляпина ассоциируется у его многочисленных поклонников во всём мире с реформацией оперной сцены и великолепной книгой «Маска и душа». Меньше известны его шаржи, графические и скульптурные работы. И совсем уж немногие знают об ещё одной грани его удивительного таланта – поэтических опытах.

Первый дошедший до нас экспромт, написанный в 1895 году, звучит так:
Когда-нибудь в свободный час
Прочтите эти строчки
И вспомните, что есть у Вас
Большущий друг, Шаляпин, бас,
И что он... (ставлю точки).

Ниже рукой автора набросан знакомый профиль Мефистофеля, а к нему друзья артиста приписали такие, оказавшиеся пророческими строки:
Восстаёт на брата брат.
На земле кровавый ад.
Стоном вся земля полна,
Торжествует сатана!

В 1896 году Шаляпин покидает Мариинский императорский театр и переходит в частную оперу Мамонтова. Прощаясь с дорогим ему театром, Фёдор Иванович пишет на стене своей артистической уборной:
Прощай, уборная моя.
Прощай, тебя покину я.
Пройдут года — всё будет так:
Софа всё та же, те же рожки.
Те ж режиссёры чудаки.
И скудоумие всё то ж.
Певцов бездарных дикий вой
И заслужённых старцев строй.
Портной Андрюшка, страж Семён
И тенора иных племён;
Оркестр блестящий, стройный хор,
Для роль не знающих — суфлёр.
Чиновников в мундирах ряд
И грязных лестниц дым и смрад —
Всё это покидаю я.
Прощай, уборная моя!..

В 1901 году Шаляпин с триумфом выступил на сцене знаменитого миланского театра «Ла Скала» в опере А. Бойто «Мефистофель».
Сам факт приглашения на итальянскую оперную сцену русского певца был сенсационным. Итальянские меломаны шутили: «Приглашать к нам певцов,— всё равно, что ввозить в Россию пшеницу». Сверхнапряжение, вызванное первым исполнением партии Мефистофеля на итальянском языке усугублялось обычными для театра всех времён и народов подсиживаниями. Нервная разрядка после успешного исполнения партии отразилась в автоэпиграмме, посланной родным в Москву:
Я здесь в Милане — страус в клетке
(В Милане страусы так редки)
Милан сбирается смотреть.
Как русский страус будет петь.
И я пою, и звуки тают.
Но в воздух чепчики отнюдь
Здесь, как в России, не бросают.

Но чепчики бросали и в Милане вопреки традиционно снисходительному отношению итальянцев к иностранным исполнителям. В этом Фёдор Иванович поскромничал...
В том же году А. М. Горькому для лечения разрешено было ехать в Крым, но без заезда в Москву, поэтому его друзья Ф. И. Шаляпин, Л. Н. Андреев, И. А. Бунин, К. П. Пятницкий и Н. Д. Телешов едут в Подольск, где вручают ему на память очередную книжку, вышедшую в издательстве «Знание». На её титульном листе Шаляпин со свойственным ему юмором написал:
Наш милый друг Максим.
В Подольске с горя мы сидим.
Но горе горькое, а Горький
Покинет нас с вечерней зорькой.

Около 1909 года Шаляпин посылает своё стихотворение Н. Д. Телешову в готовящийся им сборник:
Пожар,- пожар! Горит восток!
На небе солнце кровью блещет,
У ног моих пучина плещет,
И сердце бьётся и трепещет,
И жизнь меня зовёт вперёд,
В лицо мне ветер свежий бьёт.
И тьмы уж нет; и утра луч
Разрезал глыбы тёмных туч.

Уже в годы Советской власти в журнале «Огонёк» было опубликовано стихотворение «В дождик» (память об этом сохранила дочь Шаляпина Ирина Фёдоровна):
Посиди ещё со мною
И ещё поговори...
В дождик осенью с тобою
Рад сидеть я до зари.
Ты лепечешь без умолку,
Наступила ночь давно,
И как будто не без толку
Дождь стучит ко мне в окно
Льёт он льёт, не уставая.
Но для нас в нём нет беды.
Хочет он, чтоб ты сухая
Вышла, друг мой, из воды.

Сам переживший обездоленное детство, Шаляпин стал нежнейшим и заботливейшим отцом девяти своим и двоим усыновлённым детям. Он остро реагировал на все детские невзгоды, что стало поводом стихотворения, посвящённого поэту Саше Чёрному, когда-то брошенному своей матерью:
Чёрный гладкий таракан
Важно лезет под диван,
От него жена в Париж
Не уедет, нет, шалишь!
Новый гладок и богат.
Так-то, брат!
Спи, мой мальчик.
Спи, мой чиж...
Мать уехала в Париж...

На гастролях в Нью-Йорке артисту отвели гримёрную, принадлежавшую его другу — Э. Карузо, и опять на стене появляется:
Сегодня с трепетной душой
В твою актёрскую обитель
Вошёл я, друг «далёкий» мой!
Но ты, певец страны полдённой.
Холодной смертью поражённый.
Лежишь в земле — тебя здесь нет!
...И плачу я! — И мне в ответ
В воспоминаньях о Карузо
Тихонько плачет твоя муза!

К памяти Карузо Фёдор Иванович обратился ещё раз в 1921 году.
Мне говорят, что янки нагл,
Однако ж там спустили флаг
В знак траура на смерть Карузо.
А я умру? — что будет там.
На Родине, где правит хам?
В чём выразится скорбь страны?
Что спустят: шкуру иль штаны?

Под влиянием красоты калифорнийской природы великий артист пишет дочери в далёкую Россию о своей песне, которую собирается исполнить в «Альберт-холле»:
Ах вы, песни, мои песни.
Эх вы, песни, мои песни!
Вы родились в сердце тесни.
Вы облились моей кровью,
И пою я вас с любовью
Всему миру, песни-птицы,
Песни-сказки, небылицы,
Мои песни!
хор Припев:
Эй, эй вы песни, песни-птицы.
Рассказы, небылицы
Лейтесь соловьями,
А я с вами,
Эх вы песни, песни-звоны.
Эх вы, сердца моего стоны. Вылетайте соколами.
Заливайтесь соловьями.
Лейтесь горными ручьями.
А я с вами, песни, с вами.
Мои песни!
Вы слетайте в ту сторонку.
Где живёт моя девчонка.
Опуститесь к ней в садочек
На ракитовый кусточек
Да с малинова листочка
Ей шепните про дружочка.
Мои песни!
Если смерть придёт, то знайте:
Вы меня не покидайте!
Вместе с звоном колокольным
Вы неситесь вихрем вольным
По полям и по сугробам
За моим сосновым гробом.
Мои песни!

С лёгкой руки Шаляпина по всему миру как олицетворение русской удали зазвучала «Дубинушка», последние два куплета которой сочинил сам певец ещё в 1905 году:
Но настала пора, и поднялся народ.
Разогнул он согбенную спину
И, стряхнув с плеч долой
Тяжкий гнёт вековой.
На врагов своих поднял дубину.
Так иди же вперёд, наш великий народ.
Позабудь своё горе, кручину
И свободе святой
Гимном радостным пой
Дорогую, родную дубину.

Так, совершенно органично поистине народная песня вобрала в себя стихи поистине Народного артиста.

Автор – Владимир Ростковский.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :