UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Побег с вражеской территории на аэростате.

Побег с вражеской территории на аэростате.Мой хороший знакомый Николай Александрович Кармашов, умерший несколько лет назад, был умным бывалым человеком, прошедшим всю войну без отпусков, без встреч с родными и близкими. В 1944 году перед самым Белорусским наступлением командование решило направить его во главе разведывательно-диверсионной группы во вражеский тыл. Вот его рассказ.
«В конце мая 1944 года, когда я был командиром разведывательно-диверсионной группы, штаб 5-й армии поставил мне сложную задачу: в составе группы из восьми человек перейти линию фронта, углубиться в немецкие тылы на 40 километров и подорвать железнодорожный мост. По агентурным данным, этот мост немцами был подготовлен к взрыву, и, рассчитывая на немецкую взрывчатку, мы своего тола взяли относительно немного. Передовую ночью наша группа прошла незамеченной, и через два-три дня мы подошли к цели. К сожалению, оказалось, что данные наших агентурных разведчиков были неточными. Немцы подготовили к взрыву не железнодорожный, а находящийся рядом автодорожный мост. Это усложняло задание: пришлось уничтожать охрану, вынимать тол из подготовленного немцами заряда, доставлять его к железнодорожному мосту. Впрочем, группа моя была опытная, и поэтому выполнение задания прошло очень удачно, даже без потерь. Счастливые, мы отправились в обратный путь. Вот тут-то и начались наши неудачи. При пересечении шоссе (мы перебегали его цепочкой) неожиданно появившиеся немецкие мотоциклисты обстреляли нас. Половина группы вместе с моим заместителем сержантом оказалась на другой стороне дороги. Я приказал отойти, нас враг не преследовал, а группа сержанта долго вела ещё бой. Заместитель мой был очень горячий, в огонь часто лез без особой надобности. Видимо, они там и погибли, ибо никто из них в часть не возвратился.
Перейти обратно линию фронта с оставшимися людьми стало непросто, немецких войск на передовой явно прибавилось: мы постоянно натыкались на занятые немцами позиции, патрули и секреты. Продукты у нас закончились, грибов и ягод в начале лета совсем не было. В сёла и деревни мы не заходили — всюду были фашисты. На исходе был месяц наших скитаний по немецким тылам. С большим трудом, страшно исхудавшие и истощённые голодом, мы продолжали продвигаться в поисках слабого места в немецкой обороне. Скоро мы увидели снижающийся немецкий аэростат. Фашисты использовали его, наблюдая с высоты за местностью, сидя в большой плетёной корзине. Обслуживали аэростат четыре немецких солдата, их задачей было крутить лебёдку при подъёме и опускании аэростата и охранять его.
Тут я сразу же вспомнил героев романа Жюля Верна «Таинственный остров», где описан побег из плена на воздушном шаре. Чем аэростат отличается от воздушного шара? Дня два-три мы изучали повадки немцев. Наблюдатели у аэростата не жили, они приходили откуда-то только к подъёму. Обслуживающие аэростат солдаты жили в небольшой землянке, охрану несли спустя рукава. Нам надо было выждать момент, когда ветер будет дуть с запада на восток, в нашу, советскую сторону. Такой момент возник под утро. Мы легко сняли часового, который сидел на ящике у лебёдки и спал. Затем мы вошли в землянку и уничтожили оставшихся троих. Потом бросились к аэростату. Поднимался-то он легко, но как потом отцепиться от троса? Решили трос перерубить взрывом. Из трёх немецких гранат быстро сделали связку — для нас, сапёров, это дело было привычное,— закрепили её на тросе метрах в 5—7 от корзины. Надо бы дальше, но на большее расстояние не хватило наших брючных ремней и шнурков от ботинок. Эту «верёвку» привязали к шнуру-чеке одной из гранат. Было опасение, что осколки повредят аэростат или заденут нас. Для предупреждения последнего в гондолу мы натаскали тюфяков, одеял из немецкой землянки. С помощью лебёдки немного подняли аэростат и корзину, и трое сели в неё сразу. Затем ещё метров на 10 от земли, чтобы последнему хватило сил взобраться к нам по тросу. Мы сжались, я дёрнул импровизированную верёвку, взрыв — и аэростат резко взмыл вверх! Никого не ранило, светлело, высота приблизительно 1000 метров, мы летели прямо на восходящее солнце. По нам никто не стрелял. Внизу мы увидели линию фронта. Шла артиллерийская стрельба, хорошо были видны окопы, проволочные заграждения. Вот под нами уже наши. Но как опустить аэростат? Выпускного клапана мы не видели. Кто-то предложил выстрелить из автомата и таким образом сделать отверстие для выпуска газа. Но какой там газ? Никто не знал. Мы помнили кадры кинохроники, на которых горят и взрываются дирижабли. Страшно — а вдруг и наш аэростат также взорвётся? Внезапно появляется наш самолёт-истребитель. Он облетает вокруг нас, и мы радостно кричим и размахиваем руками. Затем он отходит в сторону, разворачивается и аккуратненько бьёт пулемётной очередью в наш аэростат. Он сразу же стал морщиться и оседать вниз, прямо на лес под нами. В последний момент наша корзина запуталась в ветках деревьев и зависла над землёй. Не успел я слезть с дерева, как внизу появились наши солдаты во главе с младшим лейтенантом. Из их возбуждённо-радостных криков я понял, что они приняли нас за немцев, которых случайно аэростат затянул на советскую сторону. Ко мне подбежал младший лейтенант, наставил автомат и заорал: «Хенде хох!» Я стал говорить, что я не фашист, а войсковой разведчик. «А, ты ещё по-русски балакаешь, сволочь!» — И шмяк меня в лицо прикладом. Я был рослее и куда сильнее этого младшего лейтенанта, дать ему сдачу и вообще постоять за себя я мог бы прекрасно. Но он был с автоматом, вооружены были и все его солдаты. Это были зенитчики-артиллеристы, которые, находясь в ближайшем тылу, наверное, и живых немцев-то не видели. Я пытался разъяснить лейтенанту, что мы инженерная разведка 5-й армии и возвратились из немецкого тыла. «А, ты, сволочь, и 5-ю армию знаешь?» И подло ударяет меня со всей силы между ног. «Позвоните тогда в 33-ю армию, о нас там тоже знают!» «А, ты и 33-ю армию ещё знаешь, сволочь!» И опять удар между ног, когда я уже лежал на земле. Честно говоря, перепутать нас с немцами было нетрудно. На аэростате была нарисована чёрно-жёлтая свастика, а все мы были вооружены немецкими автоматами. Одежда у нас была тоже смешанная. У меня была немецкая шапка с матерчатым козырьком, свою я потерял во время стычки с немецкими мотоциклистами. А на одном из моих солдат был даже немецкий мундир, снятый с убитого. Постепенно мои товарищи тоже слезли с деревьев, и их также стали избивать. Наконец нас повели в часть и сдали в отдел контрразведки. Там мы продолжали объяснять, но нам опять не поверили. Меня продолжали бить и советовали «признаться». Нам даже отказали в пище. Но скоро местное командование связалось со штабом 5-й армии, оттуда сообщили, что для опознания Кармашова приедет начальник химической службы. Оказывается, началось наступление нашей армии, и самым свободным из штаба оказался начхим. Он приехал, узнал меня, и отношение к нам сразу же резко изменилось. Наконец-то нас накормили. С голодухи мы так наелись, что после нам стало плохо. Затем к нам приехал начальник инженерных войск полковник Базарный. При встрече он вдруг сказал, что Кармашова не узнаёт: тот был высокий, стройный, красивый, а это доходяга, почти скелет, обтянутый кожей. Затем он обнял меня и поцеловал. Перед отправкой в свою часть я просил местное командование устроить встречу с тем младшим лейтенантом. Я обещал, что бить его не буду, а просто поговорю... Но эту встречу мне не организовали».

Автор – Всеволод Абрамов.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :