UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Самые большие и безумные инженерные проекты, которые остались нереализованными.

Самые большие и безумные инженерные проекты, которые остались нереализованными.Они пылятся на архивных полках. И слава Богу. Можно только порадоваться тому, что в прогнозах на следующий век нет ни поворотов рек, ни плотин, перегораживающих проливы, ни гелиоцентралей, ни рукотворных озёр и морей на месте пустынь. И в этом есть нечто поучительное.
Двадцатый век приблизился к своему завершению, и прежде чем поднять исторический занавес нового столетия, стоит оглянуться назад и припомнить ошибки. Например, великие проекты XX века, оказавшиеся скороспелыми, непродуманными прожектами. Замахнувшись на равновесие в природе, многие учёные и инженеры не затрудняли себя раздумьями о последствиях. Против неразумных строек века выступали не политики и академики, а публицисты и экологи. Публицистический стон в печати — это реакция самосохранения той части человечества, которую охватило чувство вины за итоги безрассудного отношения к планете. Будем надеяться, что в XXI веке реанимации опаснейших прожектов не произойдёт.

Солёное озеро, не появившееся на карте.


Один из первых глобальных планов преобразования планеты касался Сахары и назывался «Катара». Представьте себе африканскую равнину — пески и мелкие камни, беспощадная жара и ни одного оазиса. Такова солончаковая впадина Катара. Географы всегда называли её удивительной по плохому климату и загадочной по происхождению. Человек, попадая в эту пустыню, совсем не ощущает, что находится ниже уровня моря. Однако приборы показывают: он на 133 метра ниже уровня моря. Древние египтяне считали, что чаша образовалась под воздействием Солнца — его лучи просто-напросто испарили песок...
И вот лихие прожектёры решили наполнить впадину морской прохладной водой, сделать искусственное озеро, создать вокруг оазисы и курорты с яхт-клубами. Итальянские учёные в 1930 году предложили прорыть канал и пустить по нему солёную воду Средиземного моря. Казалось бы, всё просто и рационально. Но проект тогда никто финансово не поддержал.
О нём вспомнили в 1960 году, когда стали модны разговоры о нехватке энергии. Тогда учёные разработали вариант, связанный с получением дешёвой энергии за счёт перепада уровней будущего озера и моря. Обещали миллионы киловатт-часов. К прожекту «Катара» поспешили присоединиться англичане, шведы, немцы, чехи и американцы, которые предложили для создания 80-километрового канала использовать не экскаваторы, а заряды атомных бомб...
Но тут появились первые противники «великого проекта века»: через впадину Катара прокатились войска Роммеля и Монтгомери, оставив после себя тысячи мин и неразорвавшихся снарядов. На разминирование территории уйдёт много лет, ибо протяжённость впадины более 200 километров.
Потом зашумели зкологи: сахарская жара повысит солёность озера, а его пористое дно даст выход концентрату, который создаст солончаки по всей округе. Получится не зелёный рай, а рассадник ядовитой пыли, которая с западным ветром ринется в долину Нила и сделает тамошние поля бесплодными...
Но смертельным для проекта оказалось другое: на затопление впадины потребуется пятьдесят пять лет! Европейские банки отказались выделять кредиты на такую химеру да ещё обозвали разработчиков «недальновидными аферистами»...
Все разведывательные работы свернули и постарались о них побыстрее забыть.

Японские хребты для Ливии, Аравии и Мавритании.


Что ни говорите, а Сахара всегда мистически привлекала к себе внимание отчаянных прожектёров. К примеру, мюнхенский инженер Г. Зоргель предложил перегородить реку Конго высотной плотиной и пустить её воды в озеро Чад. Возникнет гигантское внутреннее африканское море, которое промоет новое русло аж до Средиземного моря и как раз через Катару. Пустыня наконец станет зелёной, ведь вода-то пресная. Слава Богу, проект квалифицированно забраковали, ибо мюнхенец не учёл, что грунты способны впитать в себя всю живительную влагу реки ещё на её пути к Сахаре.
На этом карьера Зоргеля оборвалась, но эстафету не замедлили подхватить хитроумные японцы. Инженеры строительных концернов «Тойо» и «Сумидзу» предложили проект дождевания пустынь знойной Аравии и стран северной и северо-западной Африки.
Японцам понравилась идея климатологов, будто над самыми жаркими песками пролетают невидимые облака, из которых из-за неблагоприятных физических условий не может выделиться влага. Вот если на их пути поставить горы, то живительная влага тут же выпадет на их склонах, где температура ниже, чем у подножия. Вода начала бы стекать вниз, где заранее следует подготовить места для оазисов.
В лабораториях всё получалось превосходно — вода с макетов в кюветы капала. Но где взять горы? «Для нас, японцев, нет ничего невозможного,— заявляли инженеры из Страны восходящего солнца.— Отступим от побережья на два километра и возведём гряду искусственных шатров-холмов. Делаем железный каркас высотой 600 метров, обтягиваем полимерной плёнкой светлого цвета. Основу ткани составит сетка из жгутов стекловолокна, а сама ткань — это прочнейший тефлон, из которого делают паруса. Словом, всё предусмотрено».
— Нет, не всё! — откликнулись английские эксперты.— Хребты возвести можно, можно даже получать воду. Но всё это лучше не затевать, иначе расцветут лишь узкие прибрежные зоны. Глубинные же районы за пластмассовыми хребтами лишатся малейших признаков влаги. Более того, там возникнут неизбежные восходящие потоки сухого воздуха, который понесёт бог весть куда песчаные бури, сжигая на своём пути редкие оазисы...

Поворотчики провалились везде.


Создаётся впечатление, что в XX веке инженерам ничего другого не хотелось, кроме как что-нибудь повернуть или перекрыть. Всё равно что — морские заливы, африканские реки или, скажем, Обь. О наших поворотчиках рек с их чудовищными планами говорить не будем. Расскажем о скандальном провале американских поворотчиков.
Случилось это в 1988 году. Тогда уровень Миссисипи в очередной раз упал, и караваны самоходных барж с зерном и автомобилями сели на мель на протяжении 3200 километров. Спецы проявили готовность разрешить проблему и потребовали средств от федеральных властей. Воду для Миссисипи решили взять у Великих озёр. Для этого надо было прорыть канал, способный забирать из озера Мичиган 2000 кубометров воды в секунду.
Газеты объявили проект грандиозным и предложили привлечь к нему весь инженерный корпус армии США. Тут вам и дешёвая рабочая сила, и квалифицированные кадры.
Но при ближайшем рассмотрении оказалось: понижение уровня озера Мичиган ударит по производству энергии местных ГЭС; ухудшит водоснабжение региона, где живут 25 миллионов человек; погубит рыборазводные фермы; приведёт к заболачиванию пойм многих рек и их притоков. Через некоторое время заступились за своё озеро канадцы, не пожелавшие получить на Мичигане ситуацию, напоминающую трагедию Аральского моря. По их расчётам, сброс вод Мичигана не спасёт Миссисипи, ибо её уровень из-за большой протяжённости может повыситься всего на 10 сантиметров. Кроме того, смесь южных и северных рек приведёт к образованию «мёртвой воды», так как сложившийся за тысячи лет биопланктон различных водоёмов несовместим. Исчезнут даже неприхотливые лягушки.
Проект поворотчиков тихо похоронили в сенатских архивах.

Растаявший мост из Европы в Африку.


Гибралтарский пролив, воспетый древними народами как западная граница всей Ойкумены, считался и вечным водоразделом между двумя землями, созданными богами Олимпа. И вот на этот водораздел Европы и Африки ополчился испанский инженер Альфонсо Каньо. Напирая на энергетический кризис, он пообещал подарить родной стране и Марокко сотни миллиардов киловатт-часов электроэнергии в год. Цифра внушительная. Получив под неё субсидии, инженер начал проектировать...
Вдоль марокканского побережья вода из Атлантики течёт в Средиземное море, а у берегов Испании в придонной части пролива течение движется в обратном направлении. Эти противоположные потоки возникают от того, что испаряющаяся вода Средиземного моря полностью не компенсируется притоком рек этого бассейна. Скорости этих подводных течений невелики. Но испанский инженер решил: если поперёк них установить плотину с арками, то скорость потоков увеличится. На их пути он решил установить горизонтальные турбины. Кроме того, он спроектировал мост-плотину подковообразной формы высотой более полукилометра и длиной 30 километров.
«Если мой план не осуществится в этом веке, то это сделают люди следующего столетия»,— заявил испанец.
Как бы не так! Этот проект не будет осуществлён никогда. Итальянцы, выразившие готовность участвовать в строительстве, довольно быстро отрезвели, прислушавшись к выводам своих экологов.
Средиземное море находится в субтропической зоне. Ежегодно с его поверхности испаряются десятки тысяч кубометров воды. Главный восстановитель баланса — Атлантический океан. Плотина, перегораживающая Гибралтар, приведёт к тому, что уровень моря за первый год упадёт на один метр, а через десять лет — на все четырнадцать. К середине XXI века прибрежные отмели станут сушей, к Европе и Африке прибавится 150 тысяч квадратных километров новой земли. Сардиния и Корсика соединятся в один остров. Между Сицилией и Тунисом останется узкий мелководный пролив. Марсель, Генуя, Барселона, Неаполь и Александрия потеряют своё значение портовых городов, ибо море уйдёт от них на десятки километров.
Итальянцы, сперва назвавшие проект «смелым и полезным шедевром инженерной мысли», затем присвоили ему титул «чудовищной по последствиям затеи». Французы добавили свою ложку дёгтя: «Шельфовые земли, которые обещали нам под огороды и сады, десятилетиями пропитывались городскими и заводскими стоками. Рекультивация обойдётся в миллиарды франков. Само усохшее море неизбежно превратится в зловонный водоём. Судоходство в нём станет доступным лишь для мелкосидящих катеров».
Чертежи Альфонсо Каньо начали путешествовать по инстанциям, а затем где-то бесследно растаяли.

«Баб-эль-мандебский пузырь» и «ремонт Балтики».


А вот ещё один проект — плотина, перегораживающая пролив между Индийским океаном и Красным морем. Народам прибрежных стран авантюристы предлагали заработать на переработке обнажившихся кораллов в сырьё для цементных заводов, сулили удобный доступ к рудам цветных металлов среди донных отложений. Кроме того, обещали они, когда уровень Красного моря за плотиной понизится на 300 метров, вступят в работу турбоагрегаты гигантской мощности. И Азия, и Африка получат потоки дешёвой энергии, пустыни зацветут пальмами, а на зелёных лугах станут гулять стада баранов...
Проект, увы, получил название «смрадного пузыря». И это не просто метафора. Замор рыбы при неизбежном потеплении усыхающего моря обернулся бы реальным смрадом. На берегах наступил бы голод с эпидемиями, а не процветание местных народов. Непоправимый вред был бы нанесён Суэцкому каналу. Опреснительные установки, которых множество на Аравийском полуострове, потеряли бы работу. Не из ила же, пропитанного концентратами солей, производить живительную влагу!..
Пузырь лопнул, не успев нанести вреда. Но тут же рассудку вопреки последовал проект «Ремонт Балтики». Про него так и писали: он, мол, продвинет европейцев сразу на несколько веков вперёд. У всех на столе появятся форели, лососи, угри и прочие деликатесы, включая субтропические фрукты. Для этого стоит лишь сделать Балтику пресной.
«Нет ничего проще!— утверждали инженеры.— Нужно перегородить высокими плотинами все датские проливы. Солёная вода из Атлантики поступать перестанет, а полноводные европейские реки быстро опреснят море, которое станет озером».
Шесть прибалтийских стран одобрили этот «озёрный пузырь», признав его технически выполнимым, не очень дорогим, но очень выгодным. Благом посчитали и потепление климата.
Но экологи быстро подсчитали, что уровень моря поднимется, часть прибрежных территорий, в том числе и балтийские курорты, будут затоплены. Кроме того, Балтика, давно загрязнённая стоками индустриальных стран, лишившись обмена воды с Атлантикой, загниёт и превратится в чудовищное грязное болото. Лопнувший проект тихо уплыл в небытие.

Гольфстрим остался без уздечки.


Пожалуй, в 1968 году в США не было ни одного писателя-фантаста или футуролога, который не предсказывал бы успех внедрения проекта по получению энергии за счёт океанического течения. Его поддержали Национальная академия наук и сенатский комитет по альтернативным источникам энергии.
На чём держалась его заманчивость?
Инженер С. Стилмэн предложил на дне Атлантики близ Флориды, где начинается Гольфстрим, установить горизонтальные гидротурбины. Для активации процесса перед всей системой устанавливаются направляющие паруса из лёгких сплавов и пластмасс. Энергия поступает на плавающие сверху баржи с трансформаторами, микропроцессорами и прочей техникой, а затем по подводному кабелю направляется в южные штаты.
Проект получил название «Кориолис» в честь французского механика и математика, введшего в науку понятие экваториального ускорения.
Идею проверили в лаборатории в Пасадене, после чего речи автора перед политиками и банкирами приобрели метафоричность: «Я предлагаю накинуть на Гольфстрим уздечку и превратить его в послушного першерона». Он не побоялся даже обещать американской нации «первый вечный двигатель». Но метафоры стали быстро иссякать после того, как независимые эксперты обнаружили, что инженер намеренно завысил мощность турбин. К этому добавились донесения дипломатов о негативной реакции скандинавской прессы на проект. Страны, издревле обогреваемые Гольфстримом, заподозрили, что ослабление подводного течения в самом его начале способно разбалансировать эту уникальную тепловую машину. Оно уйдёт в сторону Испании и проникнет в Средиземное море. Всё это повлияет на климат Западной Европы; моря близ Норвегии и Шотландии станут замерзать, как ледовитые моря по северному побережью Восточной Сибири.
Заключительную ноту прислали швейцарцы. По их соображениям, энергетическое оборудование на дне океана неизбежно начнёт обрастать ракушками и потребует дорогостоящей очистки. Им даже не ответили: все комиссии, рассматривавшие проект, были расформированы.

Двуликий «солярис».


В самый разгар разговоров об энергетическом кризисе в 70-е годы английские и американские учёные выдвинули сногсшибательный проект «Солярис» — создание гелиоэлектростанций на космических спутниках. Конечно, он был поддержан научно-популярной прессой. Талантливые художники рисовали фантастические гелиоцентрали — гигантские летающие пауки и спруты из солнечных батарей, систем ориентации и антенн, передающие потоки энергии на Землю. Кстати, выбрали даже подходящую площадку по приёму электричества с небес. Какую? Разумеется, Сахару, которую прожектёры вообще измучили своими не до конца продуманными предложениями.
Итак, на высоких орбитах полупроводниковые элементы общей площадью с десяток футбольных полей круглосуточно вырабатывают ток. Солнце там активнее, чем на поверхности планеты, преобразование света в электричество идёт эффективнее. Полученная электроэнергия передаётся на Землю в виде СВЧ-излучения, которое на Земле преобразуется в переменный ток промышленной частоты.
Как только разработчики произнесли словечко «СВЧ», весь мир пришёл в возбуждение: все опасные последствия этого диапазона волн были уже хорошо изучены в лабораториях. А тут должны были облучаться огромные площади, где невозможно установить нейтрализаторы СВЧ-волн. Мощный поток, пронзив атмосферу, нарушит работу радиостанций и телевизионных каналов, систем автоматики и контроля на предприятиях. Аварии самолётов при этом неизбежны. Кроме того, район Сахары станет безжизненным. Ни одно существо не выдержит пропарки высокочастотными излучениями. Словом, проект технически выполним, но чудовищен по своим результатам.
Разработчики с завидным упорством отвергали аргументы критиков. Даже когда их выводили на чистую воду, они отвечали: «Альтернативы нет!» Но потом сами же предложили другой вариант: «Ну ладно! Не хотите получать потоки СВЧ — и не надо. Мы предлагаем теперь посылать на землю световые лучи. Тут расчёты безупречны».
И опять художники принялись рисовать фантастические картинки. На высоту от одной до четырёх тысяч километров запускаются спутники-зеркала из тонкой металлизированной пластмассы. Число таких зеркал — 58 тысяч. Они должны постоянно посылать свои «зайчики» на систему приёма и преобразования света. В Сахаре или в степях Гваделупы выделяется площадь для пяти солнечных ферм из полупроводниковых панелей площадью в 1500 квадратных километров каждая. Они гарантированно удовлетворят три четверти потребности человечества в электроэнергии.
Конечно, от подобных цифр и планов дух захватывало, однако безупречность расчётов опять оказалась под сомнением. Срок окупаемости был подтасован самым бессовестным образом, а КПД преобразователей завысили в несколько раз.
Кроме того, разработчики так и не смогли ответить, как они собираются устранить побочные воздействия света. Ведь «зайчики» несут в себе не только свет, но и тепло, которое неизбежно создаст восходящие потоки воздуха, которые могут опасно изменить климат на огромных площадях. Почему-то не учли эффект Тиндаля — дисперсию света в атмосфере, насыщенной всяческими пылинками. На высоте в несколько километров образуется мощный ореол — постоянное свечение, уничтожающее разницу между днём и ночью.
Так как вразумительных ответов не последовало, проект быстро потерял своё перспективное значение и был забыт с поспешностью, достойной удивления.
Самое время задать вопрос: а что же было потом с авторами великих прожектов, среди которых встречались настоящие авантюристы?
Один поучительный пример есть. Американский инженер Г. Риджер предложил перекрыть дамбой пролив между Лабрадором и Ньюфаундлендом, считая, что тёплое течение стало бы подогревать воды залива Святого Лаврентия. Расчёты экспертов показали, что проект не просто ущербен, а крайне вреден. Дамба переменила бы местный климат на слякотный, не пригодный для сельского хозяйства. Пострадали бы и рыбаки, ибо залив стал бы гнилым болотом. Канада никогда не дождалась бы обещанных мандариновых плантаций.
Критика абсурдного проекта была настолько острой, что автор заработал стресс, попал сперва в пансионат для психопатов, а затем стал скрываться в провинции, где для успокоения нервов принялся выращивать кормовую кукурузу...

Автор – Герман Малиничев.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :