UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Художник Владимир Медянцев и его работы.

Художник Владимир Медянцев и его работы.Стоит бросить хотя бы беглый взгляд на работы художника Владимира Медянцева, как вспомнится есенинское:
Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа...
Не видать конца и края —
Только синь сосет глаза.

Всмотришься повнимательнее, и эта синь почти брызнет на тебя с полотен. «Как захожий богомолец» восхищается художник святынями Руси: Ферапонтовым и Новодевичьим монастырями, Спасом на крови, Исаакиевским собором, Новым Иерусалимом, но и негодует, если видит в них мерзость запустения.
А у зрителя при взгляде на монастыри и храмы возникает вдруг ощущение, что писал их художник — и слезы наворачивались на глаза, потому размылись, поплыли четкие контуры строений, надломились, будто готовые рухнуть.
Картина из серии «Песни о России» называется «Тюрьма». За яркостью красок не сразу замечаешь тюремный забор с проволокой и вышками для часовых. Словно змей, обвился он вкруг монастыря, что в городе Торжке. Содрогнулась святая обитель — церкви и колокольни прижались друг к другу и потянулись к небу, готовые покинуть грешную землю, где так кощунственно надругались над святыней.
Тюрьма
Серия «Песни о России». Тюрьма.

А вот Ферапонтов монастырь на картине «Старый мост», наоборот, будто тянется к зрителю, будто зовет его, но прямо перед собой видишь полусгнивший и развалившийся мост...
Старый мост
"Старый мост".

Дорога к храму... Помните, как часто повторяли мы эту фразу на заре перестройки? «Зачем дорога, если она не ведет к храму?» — вопрошали вместе с героями известного фильма. «А если храм есть, но дороги к нему нет?» «Нам придется мостить ее заново!» — считает Владимир Медянцев.
Он говорит, что, обратившись к православию, стал тоньше чувствовать окружающий мир. Однажды неисповедимые пути вывели художника к Новодевичьему монастырю. А через несколько дней друг пригласил его на венчание сына, что состоялось там же. Обряд проводил отец Лазарь — еще молодой пастырь, который вскоре был убит. И как предначертание свыше стал воспринимать Владимир написанную незадолго до трагедии картину.
Новодевичий монастырь
«Новодевичий монастырь»

Что это в небе над монастырем? Далекие планеты? Энергетические сгустки? Души умерших? Художник не берется объяснить, но он чувствовал, что должен это отобразить на полотне.
Собор Нового Иерусалима выглядит на картине так, словно находится в лучах прожекторов. «Подсветка» идет и с земли, и с неба, пересекаясь и преломляясь в центре храма, делая неземным творение простых жителей Земли. Оно прекрасно!
Но прекрасным может быть не только творение рук человека, прекрасна и сама природа, его окружающая. Картина «Возвращение охотников», наверное, не случайно написана в одной цветовой гамме, что и «Новый Иерусалим»,— тянутся к небу купола собора, тянутся к небу кроны деревьев... Природа, ставшая для нас «не храмом, а мастерской», оказалась разграбленной, изувеченной, как и большинство храмов Божьих.
И все же возмездие грядет. Немало катаклизмов пережило человечество, а сколько их впереди? Рассказывают, что в первые послереволюционные годы произошел такой случай. Воинствующие безбожники громили какую-то церковь. И один из них на глазах оробевшей было толпы бросил на пол икону с криком: «Бога нет! И он меня за это не накажет!» На что один из толпы ответил: «Да куда ж тебя еще наказывать? Он тебя разума лишил!»
Как иначе, если не помутнением рассудка, можно назвать злодеяния 20—30-х годов? И как ценны для нас теперь свидетельства очевидцев, не впавших в безумие.
Владимир Медянцев рассказывает, что его поразила картина Б. М. Кустодиева «Большевик», написанная в 1920 году. Уж очень она необычна для этого мастера — бытописателя русского купечества и крестьянства. Помните? Город запружен безликими «революционными массами», а по их головам, как Гулливер по стране лилипутов, шагает гигант-большевик со знаменем в руках. У него какой-то остановившийся, остекленелый взгляд, еще мгновение — и он занесет ногу над церквушкой, что стоит на его пути. На церковь уже легла его тень, а знамя покрыло маковку с крестом... Как бы в пару «Большевику» создал Владимир Медянцев «Гражданскую войну».
Братоубийственной бойней уже почти раздавлены, сметены «народные массы», а сам город заплясал в каком-то бесовском танце. Это тяжело ступающая дама — гражданская война — одной из своих многочисленных рук прикрывает искаженное жуткой гримасой лицо. И ты почти уже слышишь ее гулкие шаги, они приближаются к тебе, и каждый шаг — пушечный выстрел. Она словно женщина-робот из американских мультиков — угловатая и вылитая из металла — безжалостно крушит все на своем пути. Она, похоже, беременна, и нам, к сожалению, уже не понаслышке знакомы ее чада — голод, холод, разруха, смерть, беженцы... Вот так по-новому отозвался в душе творца сюжет семидесятилетней давности.
Гражданская воина.
«Гражданская воина».

Желание переосмыслить творения своих предшественников не раз посещало Владимира. В горестные дни противостояния Верховного Совета России и президента в мастерской художника рождалась картина «Битва в пустыне». А толчком к ее созданию послужило аллегорическое полотно «Битва со львами», написанное несколько веков назад Рубенсом. Жертвы и палачи, звери и люди в бешеном ритме битвы не замечают, что всех их словно в зыбучий песок пустыни засасывает в одну воронку небытия.
Битва в пустыне.
«Битва в пустыне».

Как настоящего творца Владимира Медянцева подчас посещают сомнения: своей ли дорогой он идет, выведет ли она его к храму, к которому он стремится, не зря ли именно рисование он избрал делом своей жизни? Этими сомнениями он поделился с настоятелем храма архангела Михаила в Тропареве, своим духовным наставником отцом Георгием. На что тот ответил, что живопись — это крест, предначертанный Владимиру судьбой, и нести его предстоит до конца. И картина «Знаки моей судьбы», написанная задолго до этого, стала еще одним прозрением художника.
Сегодня думающий человек осознает, что живет в мире, полном противоречий и ломающих душу искушений. Повязав себя по рукам и ногам проблемами быта, устройства личного благополучия, мы теряем связь с миром, становимся одинокими, маленькими, случайными и незащищенными. Где взять твердость, где найти силу и уверенность в себе?
Художник Владимир Медянцев ищет ее в событиях отечественной истории, в судьбах наших предков и кумиров и, конечно, в мире творчества. А результатами его поиска и раздумий становятся его работы: графические серии «Мой Пушкин», «Владимир Высоцкий», «Петр I», немалое количество живописных полотен, в которых он стремится осмыслить прошлое и настоящее.

Автор - Ольга ЖУКОВА.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :