UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Баба Ванга из Полесья.

Баба Ванга из Полесья.Павла Ивановича Румова я знаю много лет. Почти полвека он отдал армии, уйдя на фронт в 41-м со второго курса института. После войны окончил военную академию и в дальнейшем, как пишут в официальных документах, «проходил службу на различных командных и штабных должностях». Одним словом, Румов — это воплощение того, что называют «военной косточкой». Он всегда был далек от всякой мистики и экстрасенсорики. Заинтересовался этим лишь в самое последнее время. Поэтому к рассказанной им истории можно относиться как к абсолютно достоверному факту. Привожу ее без литературной обработки, лишь убрав второстепенные детали.
...Весной 42-го я был ранен и месяц провалялся в госпитале в Подольске. Оттуда вместо фронта меня, Ваньку-взводного с двумя кубарями, пустой кобурой на боку и орденом Красной Звезды за зимние бои под Москвой, направили на одни чересчур секретные курсы. Потом я оказался на должности начальника разведки партизанского отряда, действовавшего в Белоруссии. В начале зимы 1942 года мы базировались в Полесье. И вот там-то все и произошло.
Однажды под вечер ко мне в землянку привели хлопчика лет двенадцати, которого задержал секрет у самого лагеря. Парнишка заявил, что у него очень важное сообщение, и потребовал отвести к «главному командиру». На всякий случай необычного визитера препроводили ко мне. Дело в том, что мы только недавно пришли в этот район и местное население не знало место дислокации отряда. Да и строгости там были страшные: в каждом селе полицейские посты, а о появлении любого чужака нужно было по приказу гитлеровцев сразу же сообщать в райцентр под угрозой расстрела заложников. А этот хлопец — звали его Николой — каким-то непостижимым образом сумел найти нас в лесной чаще посреди болот и бурелома. Поэтому прежде всего следовало узнать, как ему это удалось.
Но не успел я приступить к расспросам, как Никола сразил меня.
— Вы хотите идти на Иваньково. Так вот, баба Шуня велела сказать, чтобы вы не ходили туда. В пятницу в Иваньково приедет много немцев,— прямо с порога выпалил он.
За год войны у меня выработалось умение ничему не удивляться. Но тут я просто оторопел. Его слова были как гром с ясного неба. Мы действительно намеревались в субботу совершить налет на Иваньково. Там, на территории бывшего совхоза, немцы устроили сборный пункт, где содержалось несколько сот скота. Охраняли его всего десятка два-три полицейских. Так что можно было пополнить наши продовольственные запасы. Но знали о предстоящей операции только четыре человека: командир отряда, комиссар, начальник штаба и я. И вдруг появляется неизвестно откуда какой-то малец и заявляет, что из нашей затеи ничего не получится...
Придя в себя, я стал допытываться, кто такая «баба Шуня» и с чего это она взяла, что мы собираемся идти на Иваньково. Однако мои расспросы ничего не прояснили, а, наоборот, превратили все в сложную загадку.
В 41-м родители Николы, жившие в Гомеле, на лето отправили мальчика к Шуне, бабушке по матери, в маленькую полесскую деревушку Копичи, где его застала война. Баба Шуня, по словам хлопчика, очень добрая, к ней многие приходят, и она их лечит. В тот день еще затемно она разбудила Николу, подробно объяснила, как найти партизан, и наказала обязательно передать их «главному командиру» свое поразительное предупреждение. Сколько я ни бился, больше мальчик так ничего мне и не сказал.
Я велел ординарцу накормить «курьера» и положить спать в моей землянке, а сам поспешил к командиру. Собрались мы вчетвером и стали обсуждать, как поступить. Все коммунисты-материалисты, так что никто из нас ни в ворожбу, ни в гадания и вообще в любые чудеса не верил. О ясновидении и прогностике в то время мы слыхом не слыхали. Но, с другой стороны, нельзя было и отмахнуться от неприятного факта: о предстоящей операции каким-то образом стало известно посторонним.
Сошлись на том, что скорее всего кто-то видел наших разведчиков, которых я посылал в Иваньково. Правда, оставалось неясным, каким образом об этом могла узнать баба Шуня, жившая в двадцати километрах в Копичах, не говоря уже о месте дислокации отряда. Но и тут нашлось более или менее правдоподобное объяснение: здешние полешуки вполне могли нас заметить. Предупреждение же о немцах мы вообще не приняли всерьез: бабушкины сказки.
Среда была уже на исходе, времени на дополнительное расследование «дела бабы Шуни» не оставалось. Поэтому на всякий случай решили операцию отменить. На следующий день я послал две группы разведчиков: одну на тракт к Иванькову, вторую проводить Николку в Копичи и там осторожно выяснить у сельчан все, что удастся, о загадочной старухе.
И что вы думаете? В пятницу в Иваньково действительно пожаловал карательный отряд: человек триста немцев на грузовиках с двумя бронемашинами. О бабе Шуне разведчики сообщили, что та слывет в округе «ведуньей», то есть знахаркой, лечит односельчан травами и заговорами от порчи и сглаза. Выяснилась и еще одна любопытная деталь. Хотя старушенция целыми днями сидит дома, она всегда знает, кто куда пошел и вообще все, что делается в деревне.
Тем не менее, несмотря на случай с Иваньково, как источник разведывательной информации баба Шуня тогда для меня интереса не представила. Наверняка бы я забыл о ней, если бы недели через три она опять не напомнила о себе.
В один прекрасный день является к нам «курьер» Николка и передает «важное сообщение» от этого необычного «агентурного источника»: через неделю в райцентре в кинотеатре состоится совещание, на которое съедется немецкое начальство из нескольких районов.
Через нашу агентурную сеть я постарался перепроверить эти данные, но, увы, безрезультатно: никто ничего о предстоящем совещании не знал. И все-таки мы решили заминировать кинотеатр. Не то чтобы поверили в предсказание старухи, а так, на всякий случай. Пригодится, когда немцы кино для своих крутить будут. Время от времени они это делали. С помощью подпольщиков заложили в зале пятьдесят килограммов тола, вывели провод от электродетонатора наружу в стоявший неподалеку дровяной сарай и стали ждать.
Наступил назначенный бабой Шуней день. С утра у всех въездов в город и возле кинотеатра немцы выставили усиленную охрану. А вскоре начали прибывать приглашенные. К полудню съехались все, новые машины на площади не появлялись. Для верности мой помощник по минно-диверсионному делу — он сам в сарае дежурил — подождал еще полчаса, а потом крутанул ручку подрывной машинки.
Хотя толу мы заложили сравнительно немного, здание было плотно закупорено: окна и двери закрывали толстые ставни, обшитые железом. Поэтому взрыв получился как от усиленного заряда. Стены устояли. Зато потолок и крышу сначала подбросило вверх, а затем все эти балки и перекрытия рухнули на собравшихся в зале немцев. Мало кто из них в живых остался.
После этого я всерьез задумался о том, как привлечь «ведунью» к постоянному сотрудничеству. Да только помешала обстановка. В отместку за диверсию на нас навалились каратели. Пришлось уходить на север в глубь лесов. Однако о бабе Шуне я помнил. После войны хотел разыскать ее, вернулся в те места, но напрасно: деревню Копич немцы сожгли, а жители разбрелись кто куда. Короче, ее следов я так и не нашел, о чем искренне жалею до сих пор.

Автор - Сергей Арефьев.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :