UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Птицы тундры в Ненецком заповеднике.

Птицы тундры в Ненецком заповеднике.После долгого перерыва я снова в тундре, в ненецкой земле, в устье реки Печоры, где несколько лет назад был создан Ненецкий заповедник. Печора — большая река. Начинается она на Среднем Урале и бежит сотни километров через хорошую тайгу с кедром и пихтой, чтобы достичь, наконец, лесотундры на широте Нарьян-Мара и затем открыться в Баренцево море раструбом Печорской губы. По берегам губы — низина с вороникой и ягелем, в белых цветках морошки и багульника. Множество озер бисером рассыпано среди тундровых просторов. Местами тундра совсем низкая, травянистая, постоянно заливаемая водой во время приливов. Такие места называют на севере лайдами. Ненецкий заповедник охватывает акваторию губы, с островами, и прибрежные территории тундры, и призван охранять как сам приморский тундровый ландшафт, так и множество гнездящихся здесь водных и болотных птиц - лебедей, гусей, уток, чаек, крачек и куликов. Заодно и поголовья многих видов рыб, которые живут в низовьях Печоры и заходят в реку на нерест.
Тундра — мир пернатых, и, наверное, нигде нельзя получить такое удовольствие от фотоохоты, как среди открытого арктического ландшафта, где многие пернатые, кажется, совсем не боятся человека. Вот из-под ног взлетает маленький серенький куличок, белохвостый песочник. Его гнездо в основании ивового куста на песчаном берегу озера. Небольшая ямка, выстланная сухими листьями карликовой березки, и в ямке 4 остроконечных яйца, крест-накрест, как и положено куликам. Садишься в 5 м от гнезда без всякой маскировочной палатки, и куличок возвращается уже через 2-3 минуты. Сначала мельтешит поблизости, пытается кормиться, прошивает клювом-«иглой», как швейная машинка, рыхлый песок в ямке, но в конце концов усаживается на яйца и позволяет снимать себя телевиком почти в упор. Не менее терпеливы и другие кулички тундры, будь-то зуек-галстучник, камнешарка или чернозобик. Снимать их на гнездах и вне гнезд, каждого в своем излюбленном биотопе, одно удовольствие. Чернозобика так назвали за черное пятно на брюхе. Он тоже относится к племени песочников, но предпочитает не сухие берега озер, а сыроватые мочажины с осокой. Еще один куличок (а их в тундре множество, тундра — куличиный ландшафт), который буквально вертится у вас под ногами, — плавунчик. В европейских тундрах это всегда будет круглоносый плавунчик, поскольку другой наш вид, плосконосый плавунчик, лишь изредка сюда залетает. Самка плавунчика ярче самца и не хочет сидеть на яйцах. Заигрывает она с несколькими кавалерами и оставляет каждого насиживать яйца. Такое необычное для птиц поведение имеет свои плюсы: каждая самка откладывает по многу яиц, да и самцы оказываются при деле.
Белохвостый песочник (Calidris temminckii)
Белохвостый песочник (Calidris temminckii).

Птенец белохвостого песочника
Птенец белохвостого песочника.

Кроме разнообразного куличья нельзя не заметить в тундре еще одну яркую птичку, которую орнитологи именуют лапландским подорожником. Эта яркая северная овсянка живет не только в Лапландии, но по всей Субарктике, и во время пролета через Европу, Сибирь и Америку связана с дорогами. Это было раньше, в прошлые века, когда передвижение по земле целиком и полностью зависело от лошадей, и вдоль дорог всегда можно было найти хоть сколько-нибудь овса и проса. В те далекие лошадиные времена все наши овсянки были в той или иной степени «подорожниками», хотя и не все лапландскими. Надо сказать, что тундра — единственный ландшафт, где воробьиные или певчие птицы (все наши представители большого отряда воробьиных принадлежат к подотряду певчих) уступают неворобьиным птицам по разнообразию видов, но все же несколько их видов можно назвать характерными для тундры. Лапландский подорожник — лидер тундровой воробьиной братии, но рядом с ним всегда увидим краснозобого конька. Этот вид распространен по всей полосе тундр от Скандинавии до Чукотки. В европейских тундрах ему сопутствует луговой конек, а в тундре и лесотундре Сибири — сибирский конек. Большинство коньков сплошь серенькие, невзрачные птички, только у краснозобого — рыжеватый налет на горле и зобе, особенно выраженный у самца. В сухих щебнистых тундрах попадаются рогатые жаворонки, а в зарослях карликовой березки, особенно по берегам озер и речушек — северные соловьи — варакушки. Варакушка гнездится и в Подмосковье, но в кустарничковых тундpax она распространена везде. Заходят в тундру и другие певчие птицы лесной полосы, например, пеночка-весничка, пеночка-таловка, камышовка-барсучок, камышовая овсянка. Даже как-то странно видеть весничку, распевающую не на высокой разлапистой березе, а на кустике ерника в полуметре от земли.
Лапландский подорожник (Calcarius lapponica)
Лапландский подорожник (Calcarius lapponica)


Но главный объект нашего внимания в ненецкой тундре — малые, или тундровые, лебеди. Ради них во многом и был создан заповедник. На севере все быстро меняется, некоторые виды птиц оставляют прежние места гнездования и перемещаются в другие. Так было и с малым лебедем, который в начале и середине века был обычен в тундрах к востоку от Урала, но пару десятков лет назад почему-то полюбил притопленные места ненецкой земли вокруг Печорской губы. Сейчас здесь сосредоточена большая часть гнездовой популяции этого вида. Лебеди прилетают в начале июня в еще заснеженную тундру, выращивают здесь потомство, и, пополнившись числом, покидают тундровые просторы в августе-сентябре. На зимовках в Европе им ничего не грозит, но на пролете через русский Север нетрудно попасть под пулю браконьера - даже если ты красивая белоснежная птица и на шее у тебя броский синий или красный пластиковый ошейник с крупным номерным знаком, полученным где-нибудь в Голландии или Англии.
Малые, или тундровые, лебеди (Cygnus bewickii)
Малые, или тундровые, лебеди (Cygnus bewickii).

Чернозобик (Calidris alpinus)
Чернозобик (Calidris alpinus).

Но на местах гнездования лебеди снова могут чувствовать себя привольно — людей здесь нет. Смотришь с крыши домика на заповедном кордоне в подзорную трубу и видишь, как по всему зеленому полотну тундры разбросаны сдвоенные белые пятна. Это пары малых лебедей, и с ними сейчас маленькие птенцы, которые не видны в «трубу». Часть лебедей не гнездится. Эти собираются в небольшие стаи и кормятся на травянистых берегах морских заливов. Красивое зрелище, когда группа белоснежных птиц с шумом поднимается в воздух по воде и, вытянув шеи, закладывает круги над тундрой (кстати, доставку воды из этих мест, можно заказать в Петербурге). Кроме малого лебедя в Печорской губе сейчас встречается и лебедь-кликун, но его не так много, и он не гнездится в самой тундре. Малый лебедь меньше лебедя- кликуна и с иным участием черного и желтого в окраске клюва. А в остальном похож — и видом, и голосом. Но все-таки другой вид, с другим гнездовым ареалом, пролетными путями и зимовками. С другой историей своего пернатого «народа» и с таким же непредсказуемым будущим, зависящим от человека.
Окольцованный малый лебедь в полете
Окольцованный малый лебедь в полете.

Зуек-галстучник (Charadrius hiaticula)
Зуек-галстучник (Charadrius hiaticula).

Кроме лебедей на озерах печорской тундры гнездятся гуси — гуменники и белошеи, а недавно здесь появился еще один вид небольших арктических гусей - белощекая казарка. В середине столетия ее гнездовые колонии были известны только на Новой Земле, но лет тридцать назад птицы неожиданно стали осваивать материковые «кошки», — приморские песчаные косы. С кос перешли на тундровые острова. Этот вид стал вторым символом заповедника, и его имя (kasarca) вошло в электронный адрес резервата. Утки и гагары - тоже непременные обитатели северных морских побережий, тундровых озер и рек. Гагары целиком зависят от наличия рыбы, а уткам проще - достаточно, чтобы были придонные моллюски, рачки, ручейники, молодая трава и планктон. Самая многочисленная утка тундры — морянка. Именно ее чаще всего встретишь на тундровых озерах вдали от морских берегов. Чайки и поморники — главный объект съемок северных птиц в полете. Поморники — воздушные акробаты и одновременно «северные фрегаты», преследующие, бывает, своих кузин чаек и отбирающие у них законную добычу. Косицы их хвостов развиваются в воздухе подобно вымпелам, и на ветру они закладывают в воздухе головокружительные виражи. Нередко поморник садится на свой «сторожевой» пост - покрытый морошкой бугор, будто на гнездо, и сидит так на фоне тундры, пока не подойдешь к нему слишком близко. А потом снова начинается воздушная акробатика.
Короткохвостый поморник (Stercorarius parasiticus)
Короткохвостый поморник (Stercorarius parasiticus).

Белощекая казарка (Branta leucopsis) у воды
Белощекая казарка (Branta leucopsis) у воды.

Теперь несколько слов о самой фотоохоте. В тундре не надо никуда прятаться. Просто идешь и снимаешь. Нужен лишь телевик (хорошо бы любимый у подвижных фотоохотников зумм 100-400 мм, если речь идет о камерах «Кэнон») и чувствительная пленка, а еще лучше вместо пленки неполноматричный «цифровик» типа Canon EOS 10D или 20D, или даже их более простые (в чем-то и менее долговечные), но тем не менее вполне приемлемые аналоги D300 и D350. В конце концов качество кадра зависит только от объектива и умения, а камера определяет лишь базовые возможности съемки. Неполноматричные цифровые камеры хороши для анималистики тем, что добавляют к объективу дополнительное увеличение в 1,7 раза, а это больше, чем дает экстендер х1,4. Кэноновскую «двушку» — экстендер х2, брать не стоит, поскольку он не дает четкого изображения даже с очень хорошими телевиками. А съемка без экстендера позволяет постоянно работать «на автофокусе», в чем при съемке подвижного объекта всегда есть свой резон, хотя и нет стопроцентной гарантии. Камера может «рыскать» или взять не самую нужную точку, или что-то еще. Общее правило таково, что чем лучше освещение (особенно если косой рисующий свет и без какого-либо контражура), тем автофокус сработает надежней. Главное, цифровая камера раскрепощает, поскольку можно щелкать движущийся объект сколько угодно, а потом просто отобрать лучшие кадры из десятка картинок. С пленкой никогда не решишься на такое мотовство.
Краснозобая гагара (Gavia stellata)
Краснозобая гагара (Gavia stellata)

А вот тундровые ландшафты, как и ягодные кустарнички (также цветы, закаты и восходы) лучше снимать на пленку. По крайней мере, «пока еще». Пока производство цифровых матриц не прошло долгий путь совершенствования, как это было с пленкой. Здесь дело не в пикселях (разрешении), а в цвете, оттенках. Никакая цифровая матрица не дает пока таких оттенков, как, к примеру, пленка Velvia-50 или Velvia-100 (из серии слайдовых пленок Fuji).
И чем хуже освещение, тем чувствительнее несовершенство цифровых матриц. Вечерние и утренние пейзажи им удаются хуже всего. В пейзажной съемке хорошая пленка пока на голову выше хорошей «цифры», а поскольку скорострельность и многострельность при съемке ландшафта, пейзажа и цветов совсем не обязательны, то пленочная камера здесь предпочтительнее. Тем более, что в комиссионном магазине можно купить такой прекрасный фотоаппарат, как Canon EOS-5 («эос пятый»), который во многих ситуациях удобнее и практичнее «накрученного» EOS-3 («эоса третьего»), за сумму в 5-7 раз меньшую, чем новый неполноматричный «цифровик».
Пуночка (Plectrophenax nivalis)
Пуночка (Plectrophenax nivalis) идет в Арктику дальше других воробьиных птиц.

Но вернемся в тундру. В конце июля здесь начинает ощущаться какое-то подобие заката (до этого солнце всю ночь висит над горизонтом), и полярный день уступает место белыми ночам. Птенцы в колониях чаек подросли и в массе перешли на «большую воду» губы, покинув родные тундровые озера. Уходят из тундры на реки выводки лебедей и гусей. У уток началась линька, и в это время они, бескрылые, ползают, как мыши, в заболоченных зарослях густой травы и кустарника. Все, что надо, отснято, и можно заканчивать экспедицию. Но север непредсказуем. Вчера был полный штиль, яркое солнце, 25° C в тени и... мириады роящегося комара. Сегодня - ветер, свинцовое небо и свинцовая вода. Хлещет дождь, горизонт во мгле, и по Печорскому «морю» ходят волны. Под угрозой наш отлет из Нарьян-Мара, ибо мы отрезаны на полуострове Костяной Нос, где расположен базовый кордон заповедника. Однако выхода нет, остается ждать «у моря погоды» и надеяться на лучшее. Небольшое затишье, на пару часов, и можно будет проскочить открытую воду, чтобы укрыться от ветра в заросших густым ивняком рукавах Печоры. А по рукавам доберешься до Нарьян-Мара в любую погоду. Самолет до Архангельска, поезд до Москвы, дача, город, другие поездки, но все равно тундра не выходит из головы, тем более, что отснято столько ее картинок. Говорят, кто побывал на севере, не может его забыть. Наверное это правильно. Здесь не только красиво, но и трудно. А когда было «трудно», лучше запоминается.

Автор – Николай Сибирцев. Фото – К. Михайлов.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :