UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Как погиб В. П. Чкалов?

Как погиб В. П. Чкалов?Об обстоятельствах гибели знаменитого летчика В. П. Чкалова говорят не мало. Журналист Г. Максимович и бывший телохранитель И. В. Сталина А. Рыбин склоняются к мысли, что Валерий Павлович погиб не случайно, а стал жертвой политических интриг, в которых будто бы участвовали и Сталин, и его пассия — жена наркома Ежова, и сам Ежов, и рвущийся к власти Берия, и германские шпионы, и агенты НКВД. По подсчетам журналистов на жизнь Чкалова было произведено не менее семи покушений. В связи с этим возникает вопрос: была ли его гибель следствием очередного удавшегося покушения, или на этот раз сработала случайность?
На этот вопрос отвечает старейший специалист по авиационным двигателям, бывший главный конструктор Виталий Сорокин.

Напомним фабулу событий. 15 декабря 1938 года в 12.58 В. П. Чкалов поднял в воздух опытный истребитель Н. Н. Поликарпова И-180, сделал нормальный полет по кругу с выпущенным шасси, после чего при заходе на посадку отказал двигатель. Поскольку прямо по курсу на подлете к аэродрому находился жилой барак, Чкалов свернул в сторону, упал на металлические балки, в результате чего машина разрушилась, а пилот получил смертельную травму.
Назначенная для расследования катастрофы комиссия установила, что причиной вынужденной посадки была остановка мотора из-за переохлаждения и ненадежная конструкция управления газом. Виновниками катастрофы были признаны Н. Н. Поликарпов, его заместитель Д. Л. Томашевич, директор завода М. А. Усачев и начальник Летно-испытательной станции В. М. Парай.
В 1955 году в связи с переменой политической обстановки в стране была назначена вторая комиссия. Она пересмотрела дело семнадцатилетней давности и пришла к иному заключению. Главную причину катастрофы эта комиссия усматривала в том, что на И-180 не было системы, регулирующей охлаждение мотора, без которой полеты при температуре воздуха -25°С вообще опасны... Причиной вынужденной посадки комиссия признала отказ мотора в воздухе из-за его переохлаждения. Ответственными за вылет комиссия признала главного конструктора Н. Н. Поликарпова и летчика-испытателя В. П. Чкалова. Первый был ответственен за то, что разрешил полет на опытном самолете, не подготовленном к полету при низких температурах: отсутствовали жалюзи, регулирующие охлаждение мотора. Второй — за то, что, имея богатый опыт эксплуатации истребителей при различных температурных условиях, согласился лететь без жалюзи...
Меня, специалиста по авиадвигателям, заключения обеих комиссий поражают технической некомпетентностью, непониманием условий работы двигателей на истребителе вследствие различий в их конструкции. В самом деле, истребитель И-180 проектировался под двигатель М-88, который был развитием серии моторов М-85, М-86, М-87. Начало им положил «Мистраль-мажор» 14 krsd, строившийся у нас по лицензии французской фирмы «Гном и Рон» с 1935 года. Однако к началу летных испытаний мотор М-88 с двухскоростным приводом к нагнетателю не был доработан, и было принято решение использовать на первом вылете мотор М-87А; данные его на расчетной высоте были близки к данным М-88.
У двигателей этой серии была одна особенность, отличавшая их от отечественных моторов М-25А и М-25В, широко применяемых на истребителях И-16. Температуру головок цилиндров у М-25 для обеспечения надежной приемистости требовалось поддерживать в некотором интервале допустимых значений. Для этого головки цилиндров были снабжены измерителями температуры, и пилот в полете должен был удерживать температуру в заданном интервале, увеличивая или уменьшая поток охлаждающего воздуха с помощью жалюзи. Отвлекая внимание летчика, такое требование усложняло эксплуатацию и давало преимущество в бою тому противнику, которому не надо было следить за температурой цилиндров. Двигатели серии М-85 как раз и обеспечивали пилоту такое преимущество: у них не было ограничений по нижнему и верхнему пределу температур; приборы для измерения температуры головок цилиндров не устанавливались, а потому и не требовалось регулировать поток охлаждающего воздуха с помощью жалюзи! Для надежной работы достаточно было лишь соблюсти правила установки двигателя на самолет в соответствии с условиями, определяемыми капотом фирмы «Гном и Рон», да во избежание перегрева не допускать, чтобы продолжительность полного газа на месте превышала секунд. В полете же летчик должен четко выполнять требования инструкции по эксплуатации при даче двигателю приемистости.
В этом свете сразу становится ясной несостоятельность свидетелей, видящих причину аварии в некачественной установке жалюзи: ведь их на И-180 вообще не должно было быть. И лишь недоумение может вызывать заключение комиссии 1955 года, которая, правильно констатировав отсутствие жалюзи на И-180, обвинила в катастрофе Поликарпова, выпустившего в полет самолет без жалюзи, и Чкалова, согласившегося без них лететь! Членам этой комиссии как будто невдомек, что по общим техническим условиям, позднее официально узаконенным, двигатель самолета должен нормально работать при температурах наружного воздуха на земле от -50°С до +40°С. Поэтому температура -25°С в день гибели Чкалова вовсе не представляла каких-либо ненормальных условий для работы двигателя.
Вообще списать гибель Чкалова на безграмотность или злоумышление со стороны создателей самолета едва ли возможно. Поликарпов, более двадцати лет занимая руководящие посты в авиационной промышленности, выработал в себе волевой характер, не позволявший ему идти на поводу у кого бы то ни было. Его окружал коллектив талантливых и честных людей, имевших более чем десятилетний опыт серийного производства своих самолетов. Сомневаться в правильности технических решений, принятых поликарповским ОКБ в процессе создания И-180, нет оснований.
Труднее ответить на вопрос о том, в какой степени повинен в своей гибели сам Чкалов. Искушенный летчик, испытавший свыше 70 типов самолетов, Валерий Павлович был в то же время человеком, любившим риск и самостоятельность, что не могло не отразиться на его отношениях с главным конструктором и его заместителем. О высокой степени недоверия между ними говорит то, что записи в полетном задании — «полет без уборки шасси» — оказалось недостаточно и потребовалось законтрить шасси в выпущенном состоянии. В первом испытательном полете Чкалов нарушил задание: высота 2000—2500 метров вместо заданной 600 метров, полет в Фили вместо Центрального аэродрома. В то время перевыполнять планы, «ломать» нормы, нарушать задания было своеобразным правилом хорошего тона, и если это получалось, то сходило безнаказанно и даже поощрялось. А Чкалов был человеком своего времени. Но в этом полете его погубило другое...
Как мне представляется, события развивались так: при завершении полета Чкалов, обнаружив, что для преодоления 500—600 метров, отделявших его от аэродрома, необходимо увеличить мощность двигателя, резким толчком привычно передвинул сектор газа. Но мотор М-87А ответил на это действие летчика совсем не так, как М-25А, хорошо знакомый Чкалову по истребителю И-16. Вместо того чтобы увеличить обороты, он выбросил клубы черного дыма и... заглох! Несколько секунд судьба дала Валерию Павловичу, чтобы осознать ставшее для него роковым различие между двигателями М-87А и М-25А.
Оказывается, истребители с моторами М-25А и М-25В не требовали от летчика особого внимания при переводе двигателя с одного режима работы на другой. Благодаря поддержанию строго определенных температурных режимов головок цилиндров, достигавшемуся регулированием потока охлаждающего воздуха с помощью жалюзи, скорость перемещения сектора газа у них не играла важной роли в даче приемистости. В инструкциях по эксплуатации двигателей М-25А и М-25В переход от малого газа к номинальной мощности и обратно предписывалось совершать за 1,5—2 секунды, то есть «так быстро, как может» пилот. Другими словами, скорость перемещения сектора газа у двигателей серии М-25 могла быть любой. Много летая на И-15 и И-16, Чкалов хорошо усвоил эту особенность и приобрел определенный автоматизм.
Этот автоматизм и сыграл роковую роль в судьбе великого летчика. Двигатели М-85, М-86 и М-87А использоались на серийных бомбардировщиках С. В. Ильюшина. В инструкции по их эксплуатации предписывалось «никогда не открывать газ резким рывком». Это ограничение, допустимое для бомбардировщика, где у летчика есть время для плавного, не резкого движения сектора газа, было непривычно для летчика-истребителя. Поставленный перед необходимостью увеличить мощность двигателя М-87А, Чкалов поступил так, как привык действовать на истребителях с двигателями серии М-25, и погиб!
Меньше всего автор хотел бы бросить тень сомнения на славу знаменитого советского летчика, украсившего историю отечественной авиации блестящими рекордными перелетами и образцами высшего пилотажа. Он только хотел бы подчеркнуть, что, казалось бы, незначительное отклонение от скрупулезного выполнения инструкции по эксплуатации может оказаться роковым даже тогда, когда речь идет о мастере пилотирования.

Автор – Виталий Сорокин.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :