UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Зачистка офицерского состава во время революции 1917 года.

Зачистка офицерского состава во время революции 1917 года.14 декабря 1812 года на Сенатской площади солдаты, по настоянию декабристов уже присягнувшие наследнику Константину, так отвечали генералам, призывавшим их переприсягнуть Николаю I:
— Это вам, изменникам-генералам, нужды нет всякий день присягать, а мы с присягой не шутим!

Как же трагично и достойно сожаления то, что высшие военачальники русской армии не усвоили этого важного урока и в 1917 году солидаризовались в беззаконном намерении отлучить от престола императора Николая II, на верность которому они некогда присягали. Наивные в политике командующие фронтами и флотами, движимые желанием усилить могущество России, сделали вопреки своим намерениям первый шаг к разрушению этого могущества. Споспешествуя разрыву скреп, сдерживавших народную стихию, они не догадывались, что кара за нарушение присяги не заставит себя долго ждать. 2 марта 1917 года Рузский с Алексеевым выдавили из Николая II отречение, а уже 6 марта обескураженный Рузский телеграфировал Алексееву, что начавшиеся в Пскове, Двинске и других городах в полосе Северного фронта «ежедневные публичные аресты генералов и офицеров, производимые в оскорбительной форме, ставят командный состав в безвыходное положение». Отречение царя, вырванное нарушившими присягу генералами, положило начало разложению великой армии, погубившему сотни русских офицеров. И в списках погибших оказались пятеро из семи военачальников — инициаторов отречения императора.
Первым из них, кого настигло возмездие, оказался командующий Балтийским флотом адмирал А. И. Непенин. 3 марта в главной базе Балтфлота Гельсингфорсе вспыхнуло восстание, в ходе которого были умерщвлены адмирал Небольсин и два офицера. На следующий день матросский митинг на Соборной площади отрешил от командования флотом Непенина, после чего он был арестован на борту флагманского корабля «Кречет». Когда его вели в арестный дом, из озлобленной толпы, окружившей конвой, раздался выстрел, сразивший адмирала наповал...
Следующим в списке оказался генерал от инфантерии А. Е. Эверт. Сыграв отведенную ему роковую роль в отречении императора, он в марте 1918-го уволился в отставку, рассчитывая дожить на покое. Но дни его уже были сочтены: через несколько недель его убили взбунтовавшиеся солдаты. Еще более страшной оказалась судьба генерала Н. В. Рузского, сыгравшего главную роль в искусно отрежиссированной драме царского отречения...
Выйдя в отставку в апреле 1917 года, престарелый генерал поселился в Кисловодске, где вел тихую жизнь, далекую от политики. Но политика сама отыскала генерала. В сентябре 1918 года, когда по стране прокатилась волна красного террора, власти Северо-Кавказской республики объявили о взятии заложников; арестованный в Кисловодске Рузский был доставлен в Пятигорск и включен в большую группу заложников из 83 генералов, адмиралов, офицеров, чиновников, купцов. Жизнь этих людей зависела теперь от малейшей случайности. И такая случайность произошла. В октябре 1918 года несколько членов ЦИК СКР, проводивших карательные акции на Северном Кавказе, вознамерились расстрелять командарма 11-й армии И. Л. Сорокина. Но командарм опередил карателей и 21 октября расстрелял их в Пятигорске. Председатель пятигорской ЧК Власов ухитрился скрыться от Сорокина, но через три дня был убит якобы в случайной ночной перестрелке, и его место занял его заместитель Г. А. Атарбеков (Атарбекян), поспешивший объявить о расстреле заложников.
Рано утром 31 октября кладбищенский сторож и смотритель Пятигорского кладбища по приказу чекистов вырыли большую могилу в северо-западной части кладбища. Когда заложников повели к могиле, Рузский с грустной иронией заметил, что свободных граждан России ведут на казнь, что всю жизнь он честно служил отечеству, дослужился до генерала и теперь должен терпеть от своих же русских. Его ударили прикладом и заставили замолчать.
Пятигорский краевед JI. Польской, многие годы собиравший материалы об этой трагедии, рассказывал о ней журналисту Г. Калюжному: «Казнь ни в чем не повинных людей представляла собой столь жуткое зрелище, что два палача отказались исполнять свои гнусные обязанности. Один из этих красноармейцев, казак, рассказывал впоследствии подробности казни. «Ну и негодяи! Натешились, рубили сначала руки, ноги, а потом уже голову».
Предоставив матросам из карательного отряда «батальон смерти» расправляться с заложниками, Атарбеков лично «занялся» Рузским. «На мой вопрос, признает ли он теперь великую российскую революцию, — вспоминал впоследствии Атарбеков, — Рузский ответил: «Я вижу пока лишь один великий разбой!» И я ударил Рузского вот этим самым кинжалом по руке, а вторым ударом по шее...» Генерал Рузский, по словам свидетелей, скончался после пяти нанесенных ему ударов, не издав при этом ни единого стона».
В 1920 году погибли еще два военачальника, в марте 1917 года принуждавшие Николая II к отречению от престола. Командующий Румынским фронтом генерал В. В. Сахаров, поверив обещаниям советской власти об амнистии, остался в Крыму и был расстрелян в числе нескольких десятков тысяч белых офицеров, уничтоженных в Крыму карателями Б. Куна и Р. Землячки. Это произошло в декабре 1920 года, а десятью месяцами раньше в Иркутске расстреляли Верховного правителя России, выдающегося флотоводца адмирала А. В. Колчака...
Этот человек, не устававший подчеркивать свою приверженность монархическим взглядам, высказался не просто «за» отречение царя от престола, но счел необходимым добавить в своей телеграмме: «принял безоговорочно». И это были не одни слова. 5 марта 1917 года, всего через три дня после отречения Николая, Колчак первым присягнул Временному правительству и организовал в Севастополе парад войск по случаю победы революции! Позднее он санкционировал торжественное перезахоронение останков лейтенанта П. Шмидта, а также домашние аресты членов императорской фамилии и обыски в их крымских имениях. И, быть может, именно поэтому обстоятельства его гибели сложились особенно драматически.
Здесь не место входить в детали сибирской эпопеи Колчака. Достаточно сказать, что союзники — чехи — выдали его и председателя Совета Министров Омского правительства В. Пепеляева так называемому Политическому центру, захватившему власть в Иркутске 5 января 1920 года. Выдача состоялась 15 января, допросы начались 21-го, а 31-го Чрезвычайная следственная комиссия представила в ревком список из 18 политических заключенных, предназначенных к расстрелу. Начать решено было с Колчака и Пепеляева...
Их вывели из тюрьмы рано утром 7 февраля 1920 года и привели на берег заснеженной речки Ушаковки. Командовали экзекуцией Председатель Чрезвычайной следственной комиссии С. Чудновский и комендант города И. Бурсак, который велел Колчаку и Пепеляеву подняться на бугор. Предложил смертникам завязать глаза, от чего адмирал презрительно отказался. Последовал короткий приказ: «Взвод! По врагам революции — пли!»
Трупы на санях свозят на берег Ангары у места впадения в нее Ушаковки и спускают их в прорубь...
Таким образом, в течение каких-нибудь трех лет насильственная смерть настигла пятерых командующих-отступников. Двое оставшихся — Брусилов и великий князь Николай Николаевич, — хотя и дожили соответственно до 1926 и 1929 годов, но тоже ушли из жизни при обстоятельствах, дающих основания предполагать насильственную смерть.
Возмездие настигло большую часть деятелей генеральской масонской оппозиции. В августе 1917 года генерал Крымов, приехавший выяснять отношения с Керенским после загадочно провалившегося корниловского мятежа, неожиданно для всех покончил с собой; но есть прямые указания на то, что застрелил его лично Борис Савинков. После октября 1917 года бежал на юг и скоропостижно скончался в Екатеринодаре один из главных заговорщиков, генерал М. Алексеев. А в 1938 году дошла очередь и до тех, кто переметнулся на сторону красных: в этом году были расстреляны основатель военной масонской ложи генерал А. Свечин и бывший шеф жандармов генерал В. Джунковский, которого не спасли даже услуги, оказанные советской власти в деле организации ВЧК, паспортной системы и системы виз...
Складывается впечатление, что слова присяги таят в себе какую-то мистическую карающую силу, долженствующую напоминать отступникам: «Веселие беззаконных кратковременно»!

Автор - Герман СМИРНОВ

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :