UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Теория Первокристалла. Вселенная - это кристалл.

Теория Первокристалла. Вселенная - это кристалл.Валерий Труфонов, ученый из Самары, заявил недавно, что разработал кристаллографическую модель Вселенной. Модель воспроизводит все основные физические и астрономические явления, среди них — гравитационное притяжение между массивными телами.
Кристаллическая Вселенная, считает автор модели, довольно детально изображена в Священном писании, повествующем о происхождении «небесной тверди».
Отчет о результатах моделирования структуры и свойств «небесной тверди» — Первокристалла — выйдет в свет на русском языке отдельной книгой, если эта идея найдет понимание и поддержку меценатов науки.
В кристаллической Вселенной сила тяжести (вес тел) может быть объектом управления — такое возможно в принципе. На практике это должно рано или поздно привести к изобретению летающей тарелки.

Уточняя свое отношение к открывшейся перспективе, Валерий Труфонов сказал нашему корреспонденту:
- Еще полтора-два года тому назад разговоры о летающих тарелках были для меня пустой тратой времени. Однако, углубившись в теорию кристаллов, я недавно получил поразительные результаты. Удалось обосновать возможность локального управления силой тяжести. Оказывается, притяжение между телами можно изменять в некоторой ограниченной области пространства, как это, вероятно, и происходит в летающих тарелках — НЛО.
Картина вырисовывается теперь следующая. Если «тарелки» есть, то летают они благодаря возможности, которую я недавно установил. Но даже если их нет, следует иметь в виду, что они могут быть созданы. Главное, они принципиально возможны.
- А что общего между летающими тарелками и кристаллами?
- Общее то, что управлять силой тяжести можно лишь в одном случае — если пространство, в котором мы живем, является кристаллическим. Многочисленные факты свидетельствуют: мы находимся внутри огромной кристаллической глыбы — прозрачной и очень твердой, — которую по ряду причин следует назвать Первокристаллом.
- Выходит, что пустоты нет, космос, в котором летит наша Земля, заполнен чем-то твердым, и библейская «небесная твердь» вполне материальна?
- Да, все мировое пространство образовано первичной кристаллической средой. Без данной среды не было бы этого пространства, а значит, и нашей Вселенной. Ни космоса, ни знакомых звезд над головой, ни теплого Солнца, ни планет, ни Луны, ни нас с вами.
- Почему же в таком случае Земля не застряла до сих пор в этой кристаллической среде?
- Движение весомой материи не встречает никакого сопротивления со стороны твердого Первокристалла вследствие особой его структуры. Поэтому-то мы его и не чувствуем — он нам никак не мешает, не сковывает и не стесняет нашей свободы.
Первокристалл находится повсюду — в нас и вне нас. Его тонкая структура пронизывает каждый атом и простирается вокруг на расстояния, которые свет не преодолевает даже за многие миллиарды лет. Таким образом, мы сами — порождение вполне конкретного громадного Первокристалла, «плоть от плоти Его». Именно поэтому наблюдатели, живущие в теле Первокристалла, воспринимают его как пустоту.
Чувства, обманывая нас, подталкивают разум к выводу о том, что пустота абсолютна. Конструктивно преодолеть это ложное представление, заменить его на истинное удалось только сейчас.
- Все это крайне интересно. Как же вы пришли к своему открытию?
- Занимаясь вначале вопросами проектирования сплавов с заданными свойствами, мне удалось решить одну сложную кристаллографическую головоломку, которая была своеобразным камнем преткновения для нескольких поколений исследователей.
Задача заключалась в том, чтобы объяснить на математическом языке взаимосвязь свойств и структуры кристаллов — явление так называемого полиморфизма, кристаллической многоформенности. Данное явление широко известно, но обнаружить полную совокупность математических факторов и закономерностей, управляющих превращением свойств кристаллов при изменении структуры, не удавалось.
Проблема была как будто заколдованна. Всякий раз, когда решение ускользало из моих рук, неизменно пробуждалось сомнение: а существуют ли здесь вообще какие-нибудь общеуниверсальные закономерности? Может быть, и в самом деле правы те, кто придерживается мнения, будто сколько веществ — столько и закономерностей? Не уподобляюсь ли я алхимику, тщетно ищущему философский камень?
К правильной математической постановке этой труднейшей кристаллографической проблемы я шел много лет. И вот оказалось, что ее исчерпывающее, фундаментальное решение имеет не узкоспециальное, а, можно сказать, глобальное значение.
Первокристалл, гравитация, управление силой тяжести — вот минимальный перечень того, к чему приводит найденное решение. Таким образом, мы как бы нечаянно подошли уже вплотную к освоению нового принципа перемещения в пространстве, и вскоре можно попытаться эту возможность реализовать технически.
- Наверное, действующий лабораторный образец летающей тарелки подтвердил бы вашу теорию на сто процентов. В своих последних публикациях, правда, вы подчеркиваете, что реальность «небесной тверди» давно установлена в оптических экспериментах...
- Да, еще в прошлом веке французские ученые Араго и Френель в опытах со светом обнаружили, что световые волны поперечны. Удивление и восторг вызывало то, что свет распространяется в пространстве подобно волне, бегущей по туго натянутому шнуру. Это означало, что заполняющий пространство невесомый эфир, введенный в науку Ньютоном, является вовсе не газом и не жидкостью, как многие тогда предполагали. Наоборот, это должно быть прозрачное твердое тело, монолит. Следует, однако, тут же заметить, что оценка этого открытия ввиду его кажущейся парадоксальности была неоднозначной. Многие его не поняли и проигнорировали.
Данный факт, имеющий для естествознания и философии ключевое значение, был установлен почти сто лет спустя после смерти Ньютона, которому, в свою очередь, не хватило целой жизни, чтобы отыскать в природе явление, которое хотя бы намеком, вскользь подсказало ему что-нибудь о свойствах эфира. Вопрос о его существовании между тем Ньютон поставил бескомпромиссно. Помните хрестоматийную фразу: «Предполагать, что тело может действовать на другое на любом расстоянии в пустом пространстве, без посредства передавая действие и силу, — это, по-моему, такой абсурд, который не мыслим ни для кого, умеющего достаточно разбираться в философских предметах». Ньютон, конечно, видел, что его эфир прозрачен, но вот открытие у эфира монолитной твердости вызвало бы, наверное, и у него изумление.
- Но затем ведь Эйнштейн доказал, кажется, что эфира в природе нет?
- Это какое-то недоразумение. Ничего такого Эйнштейн не доказывал. Эйнштейну принадлежит самая известная сегодня и не менее спорная теория тяготения, судьба которой драматична. Чтобы разобраться в данном вопросе, необходимо вспомнить о выдающемся немецком математике Бернхарде Римане, одном из первооткрывателей кривых абстрактно-математических пространств.
В середине прошлого века, то есть задолго до Эйнштейна, Риман гениально предугадал две возможности объяснить причину тяготения. Заметьте, пожалуйста, ровно две — не больше и не меньше. Исследуя основания геометрии, Риман сделал крупное математическое изобретение, открыв два метода измерения, точнее, мероопределения пустых пространств. Один метод можно назвать внешним, другой — внутренним. Внешним методом как раз и воспользовался позже Эйнштейн, который применил его в своей теории, объясняющей причину ньютонова тяготения.
В 1907 — 1916 годах Эйнштейн сосредоточил на своей теории огромные усилия. И все было бы, наверное, хорошо, если бы не упомянутое фатальное обстоятельство, обнаруженное еще Риманом и долгое время, по-видимому, не известное Эйнштейну. А именно: объективно существовал, пребывая в тени, другой метод измерения, связанный с простым счетом узлов кристаллической решетки, образующей пространство.
По неведению молодой Эйнштейн не проявлял в этом отношении никакого беспокойства. Прозрение наступило лишь в конце жизни, когда он осознал свой недосмотр и с грустью согласился, что если строить физику на структурах типа кристаллической, то его теория тяготения превращается в воздушный замок, и от нее ничего не остается.
Точнее было бы сказать, что, основываясь на представлении о кристаллическом эфире, можно выстроить другое здание теории тяготения, совершенно не похожее на здание, возведенное Эйнштейном. А вопрос о том, какое из двух получившихся строений больше похоже на реальное мироздание, должен решаться с привлечением данных эксперимента.
- Что же по этому поводу говорит эксперимент?
- Прошедшее время показало, что для обычных человеческих масштабов и больших астрономических расстояний эйнштейновская теория не работает. В частности, не подтвердилось ни одно ее космологическое следствие. На практике в безбрежных просторах космоса не удалось обнаружить ни черных дыр, ни гравитационных волн, ни кротовых нор, через которые можно было бы проникать в другие миры. Планы таких путешествий остаются на бумаге и в мечтах энтузиастов, невосприимчивых к объективной реальности...
- Неужели никто из ученых до вас так и не воспользовался второй возможностью объяснить взаимное тяготение тел?
- В двух словах на этот вопрос не ответишь... Конечно, указатель, куда идти, имелся, и многие его видели. Однако реальность состоит в том, что, вплоть до завершения моих кристаллографических исследований, эта главная дорога, предсказанная Риманом, оставалась заблокированной. До сих пор прийти к понятию Первокристалла никто не мог, хотя до этого оставался всего один шаг.
Мы уже знаем, что в течение трехсот последних лет проблема эфира являлась центральной проблемой естествознания. В середине этого научного марафона удалось установить, что эфир должен быть твердым. Достигнутый промежуточный успех стимулировал интерес исследователей к дальнейшим поискам его свойств.
На рубеже прошлого и нынешнего веков, в 1900 году, выдающийся французский физик-теоретик, математик и философ Анри Пуанкаре (автор знаменитого принципа относительности), открывая в Париже первый Международный форум физиков, подвел итоги длительного развития эфирной концепции:
«А наш эфир, — обратился Пуанкаре к коллегам, — существует ли он в действительности? Известно, откуда появилась уверенность в его существовании. Свету требуется несколько лет, чтобы дойти до нас от удаленной звезды. В это время он уже не находится на звезде и еще не находится на Земле. Надо допустить, что он где-то находится, что он имеет, так сказать, некоторый материальный носитель...»
Именно Пуанкаре ближе всех подошел к решению всей этой сложной проблемы. В 1904 году, когда его пригласили выступить с программным докладом на Международном конгрессе искусства и науки, проходившем в городе Сент-Луисе (США), Пуанкаре обратился к собравшимся с вопросом, в котором звучало гениальное предвидение: «Что такое эфир, как расположены его молекулы, притягиваются они или отталкиваются?» Мысль ученого настойчиво искала путь к идее Первокристалла, уже нащупывая возможность определения его структуры.
Анри Пуанкаре, опередивший всех, в том числе Эйнштейна, в создании математического аппарата специальной теории относительности (СТО), скоропостижно скончался в середине 1912 года, так и не найдя окончательного ответа на поставленные им самим вопросы. В том же году, замечу, из Германии пришло неординарное известие: немецкие физики, применив метод рентгенографии, доказали наконец, что расположение атомов и молекул в кристаллах подчинено всегда какому-нибудь вполне определенному плану.
Кристаллические решетки
Кристаллические решетки.

Свой план или структуру имеет и разработанная мной модель Первокристалла. Правильность плана подтверждается, в частности, одним критически важным обстоятельством: при соответствующей настройке модели из нее в качестве следствия получаются математические формулы, составляющие основу СТО.
- А почему это важно?
- Видите ли, на формулах теории относительности базируется почти все современное естествознание. Они тысячекратно проверены на практике и не вызывают серьезных сомнений.
В свое время в физике разразился острейший кризис — как раз из-за невозможности осуществить стыковку данных формул с наивными старыми моделями эфира. Тогда, вопреки известному факту, продолжали думать, что он непременно должен быть газообразным или жидким. В результате возникло то, что позже назвали аллергией на эфир. После смерти Пуанкаре неприятие эфира приняло размеры настоящей эпидемии.
И вот теперь, 80 лет спустя, неожиданно выясняется, что впадать в революционную крайность, объявляя эфир бесполезным, ненужным, чуть ли не вредным, не было оснований — знаменитые формулы изящно и просто выводятся в качестве обыкновенного следствия именно из кристаллической модели эфира.
- Скажите, а ваша позиция — не новая крайность?
- Моя позиция, как в таких случаях говорят, в центре. Противоположная же крайность, которой вы правомерно заинтересовались, состоит в другом. Это когда, настаивая на негодных, отживших свой век эфирных моделях, требуют, скажем, отменить теорию относительности. Такой бунт на коленях ничего, кроме недоумения, вызвать, конечно, не может.
- Наверное, можно указать какие-нибудь экспериментальные факты, свидетельствующие в пользу вашей теории?
- Из новой теории гравитации вытекает ряд интересных и важных следствий. В частности, теория предсказывает, что закон тяготения Ньютона не является всемирным законом, как до сих пор принято было думать. В мировом пространстве могут, а значит, где-нибудь должны существовать такие места, в которых вещество есть, а тяготения нет. Эйнштейновская теория, кстати говоря, эту возможность начисто исключает. Какая же из двух теорий верна?
Для разрешения сомнения можно обратиться к звездному небу, например, посмотреть в созвездие Тельца на так называемую Крабовидную туманность. Астрономы давно выяснили, что эта туманность образовалась (с точки зрения земного наблюдения) в 1054 году, то есть 940 лет тому назад, в результате вспышки одной из сверхновых звезд. Доказано, что подобные космические катастрофы, напоминающие взрывы, случаются со звездами эпизодически, но происходят, как ни странно, без повышения температуры.
По данным многолетних наблюдений за Крабовидной туманностью, вещество этой бывшей звезды разлетается в разные стороны со скоростью 1 тыс. км в секунду, которая не меняется с течением времени. Значит, «всемирное» тяготение здесь «выключено» — инерция частиц эффектно наблюдается на фоне явного отсутствия притяжения между ними. Здесь нет веса.
Этот простой пример наглядно подтверждает новую теорию тяготения, которая, раз уж мы потянули за эту ниточку, объясняет и причину вспышек новых и сверхновых звезд, оставшуюся до самого последнего времени непонятной и загадочной. Причина эта, безусловно, имеет отношение к внезапному выключению тяготения в окрестности звезды.
Стоит отметить очевидную связь между катастрофами на звездах и летающими тарелками, их общую природу. Стихийность и неуправляемость одного явления только оттеняет явную целенаправленность, высокую технологичность и управляемость другого.
Сегодня уже целый ряд экспериментальных фактов дает возможность убедиться в правильности и плодотворности идеи кристаллического эфира.
- Итак, подтверждается банальная истина: новое есть хорошо забытое старое. То, что триста лет считалось эфиром, оказалось Первокристаллом?
- Можно считать установленным бесповоротно, что Первокристалл является поликристаллом, состоящим из многих кристаллических зерен, или, как говорят астрономы, ячеек. На границах зерен, в стенках ячеек, — много галактик, галактических скоплений и туманностей, внутри же — идеально прозрачная «пустота». Поперечный размер одного зерна, определенный астрофизическими методами, составляет в среднем около 100 мегапарсек, свет проходит это расстояние за 300 миллиардов лет. И таких зерен, сросшихся одно с другим, несчитанное количество.
О Первокристалле можно было бы рассказывать еще долго. Самый главный вывод, который следует из новой модели, тот, что Первокристалл действительно первичен.
Свет, материя (в традиционном значении этого понятия), формулы теории относительности, гравитационное тяготение — это все вторично. Вся Вселенная, таким образом, содержится в Первокристалле.
С помощью кристаллических моделей становится понятно, например, что есть масса тела. Раньше это была, замечу, только буква, значок, фигурирующий в уравнениях физики. Редко кто всерьез задумывался над тем, может ли масса меняться, принимать отрицательное значение. Можно ли массой управлять? Оказывается, можно.
- Вы собираетесь опубликовать книгу на эту захватывающую тему?
- Кое-что из предисловия к будущей книге я как раз только что изложил. Наряду с этой проблематикой в книгу, по-видимому, будет включен дополнительный материал, имеющий отношение к Первокристаллу и вторичным кристаллам, например, о природе горячего и холодного ядерного синтеза.
В заключение данного сообщения, предназначенного в первую очередь меценатам науки, хотелось бы еще раз с определенностью отметить, пользуясь словами В. И. Вернадского, что развитие кристаллографических идей, шедшее своим естественным эволюционным путем, наконец-то привело к полной перемене всех существующих представлений о материи. Здесь трудно что-либо преувеличить. Скоро можно будет удостовериться, как сбываются прогнозы, ожидания и догадки одних выдающихся представителей науки и обнаруживаются заблуждения других.
Скажем по этому поводу: слава Богу, Первокристалл оказался познаваемым. Это внезапно открывшееся обстоятельство способно, по некоторым признакам, дать больше, чем мы сейчас имеем.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :