UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Фотодинамическая терапия для лечения рака

Фотодинамическая терапия для лечения ракаВсе началось «с пупырышка вроде бородавки за ухом», как выразилась Мария Петровна Д. (назовем так больную). Он не чесался, не болел, но почему-то из месяца в месяц увеличивался. Это и удивило Д. Врач успокоил: «Ничего страшного. Золотуха. Побольше гуляйте на свежем воздухе». Гуляла. Но пупырышек продолжал расти. В другой поликлинике, платной, бугорок сочли доброкачественной опухолью. И попытались посредством коагуляции убрать, да так неудачно, что пострадала — обуглилась мочка уха и противокозелок.
Процесс продолжал развиваться. Только в онкологическом институте имени Герцена был наконец правильно поставлен диагноз: злокачественная опухоль. Что делать? На химиотерапию Д. не согласилась. Рентгенотерапия была противопоказана. Очевидно, что события развивались по неутешительному варианту, если бы к тому времени — начинался 1992 год — в недрах НИИ лазерной медицины не выкристаллизовался новый метод лечения некоторых форм рака — метод фотодинамической терапии. Упреждая возможные вопросы, справедливости ради уточним: изобретен он не в России. Однако, благодаря огромной работе, проведенной в этом, единственном по своему профилю институте России, метод фотодинамической терапии получил в нашей стране законные права на жизнь.
Немного об истории рождения метода. Истоки его надо искать на рубеже последних двух столетий. В 1900—1901 годах немецкий биолог Оскар Рааб изучал поведение парамеций (туфелек) — простейших одноклеточных организмов, обитающих в пресных и соленых водах. Однажды, рассматривая их под микроскопом, он увидел, что капля на предметном столе окрасилась: по-видимому, случайно попала пылинка какого-то красителя. Однако туфельки продолжали двигаться как ни в чем не бывало... до того самого момента, как на них упал отраженный зеркалом луч солнца. Парамеции тут же замерли — погибли? Рааб решил, что дело в красителе, обладающем свойствами сенсибилизатора — вещества повышающего чувствительность туфелек к лучу, оказавшегося для них смертоносным. В этом и есть сущность эффекта фотодинамической терапии.
Ученые задумались: нельзя ли эту способность живых клеток к самоуничтожению использовать для избавления человека от рака? Для этого надо было найти такой краситель, который бы поглощался только раковыми клетками и был бы безвреден для здоровых... Прошло более полувека, прежде чем два американских исследователя доказали, что злокачественные клетки способны захватывать определенные красители. В 1960 году была разработана методика получения такого сенсибилизатора. Им оказалась производная гематопорфирина — пигмента пурпурного цвета, полученного в результате воздействия некоторых сильных кислот на составные части крови человека. К тому времени нобелевскими лауреатами Н. Басовым, А. Прохоровым и Ч. Таунсом было совершено величайшее открытие двадцатого века — лазерного излучения и создания квантовых генераторов. Появляются лазеры разного типа и назначения, происходит фронтальное вторжение аппаратов в различные области науки и техники и особенно в медицину.
Профессор О. К. Скобелкин, основатель и организатор НИИ лазерной хирургии, впоследствии НИИ лазерной медицины, со своими учениками совершает в 1974 году первые в мире операции на желудке с применением изобретенных им лазерных инструментов. Одновременно профессор Г. Д. Литвин, доктор медицинских наук М. И. Петухов упорно ведут поиск отечественных сенсибилизаторов для фотодинамической терапии. Американец Томас Догерти приступает к изучению влияния сенсибилизатора, полученного из гематопорфирина на опухоли животных, облученных красным лазерным лучом. А к 1978 году уже в нескольких странах — США, Германии, Японии — ведутся попытки применения метода фотодинамической терапии для лечения онкологических заболеваний человека.
И когда в 1986 году по распоряжению Совмина СССР в Москве открывается НИИ лазерной хирургии, там создается отделение фотодинамической терапии. Среди многих знаменитостей на скромную должность младшего научного сотрудника принят молодой, едва окончивший институт, инженер-электронщик Александр Колобанов. Его задача — работа с техникой. Но техники пока нет. Необходим мощный квантовый генератор с длиной волны 630 нанометров излучения, выпуск которого в нашей стране не освоен.
Такие лазеры выпускает американская фирма «Когерент», и стоят они безумно дорого, сотни тысяч долларов. Надо ли говорить, каких трудов стоило директору института О. К. Скобелкину заполучить нужные для закупки сложного агрегата средства! Скобелкин посылает Колобанова в США, в город Колумбус, где расположен Центр лазерной медицины, возглавляемый известным клиницистом Мак Коэном. После стажировки было присвоено звание специалиста первой категории. Так у дорогой техники появился умелый хозяин.
Что же касается сенсибилизатора, гематопорфирина, то его в стране нет. Пока нет. Но будет, уверен профессор Скобелкин. Для этого институтом подписан договор с институтом тонкой химической технологии имени М. В. Ломоносова и выделено 75 тысяч рублей — деньги, немалые для того времени, — на биохимические исследования по созданию лекарственной формы препарата.
В конце 1990 года наступил день, которого все так ждали: группа сотрудников под руководством профессора А. Ф. Миронова выполнила поставленную задачу. Обыкновенный с виду порошок — фотогем.
Теперь можно было, засучив рукава, приступить к предклиническим испытаниям, к которым подключился онкологический институт имени Герцена. Кропотливейшая работа под руководством М. И. Петухова в экспериментальной операционной в Тропарево, на базе 2-го мединститута. Мыши, кролики, крысы, собаки... даже поросята. В вену каждого животного вводится краситель. Только через сутки можно приступить к лечению животного, точнее, облучению красным лучом лазера. Но прежде проводится проверка фиолетовым или голубым лучом. Если раковые клетки есть, то они должны среагировать, опухоль начнет светиться, четко проявляются ее очертания... Теперь на нее направляется алый лазерный луч, который убьет злокачественные клетки. Вместо них останется только рубец... Фантастика!
Но... фотодинамическая терапия отнюдь не панацея от всех форм рака. Лучше всего излечению поддаются больные с опухолями визуальных наружных локализаций 1—2 стадии, больные с рецидивами опухолей после хирургического, лучевого и комбинированного лечения без отдаленных и региональных метастазов (рак кожи, губы, слизистой полости рта, молочной железы). Метод фотодинамической терапии рассматривается как альтернативный хирургической операции и может быть применен у больных, которым хирургическое вмешательство противопоказано из-за выраженных возрастных изменений сердечно-сосудистой системы, тяжелых сопутствующих заболеваний или вследствие отказа больного от операции.
В числе первых пациенток онколога Е. Ф. Странадко оказалась и Мария Петровна Д., о которой уже шла речь. Ее привезли из 51-й клинической больницы, где, как и положено, 24 часа назад ей был введен фотогем. Старший научный сотрудник Колобанов (теперь у него такая должность) усаживает Марию Петровну в кресло рядом с «Когерентом», фотографирует подлежащий облучению участок. Теперь надо выяснить, как среагирует на луч лазера кожа.
— Что чувствуете? — спрашивает Странадко.
— Приятное потепление.
— Так и должно быть!
Становится заметным красное пятнышко, оно в пределах контура, который нужен для лечения.
Колобанов рассчитывает мощность предстоящего воздействия, затем вырезает масочку, которая накладывается на ухо. Все готово.
На пораженное опухолью место наводится алый луч. Сидеть надо спокойно, не шелохнувшись, чтобы не сбить границу воздействия лазера. Никаких неприятных ощущений больная не испытывает. Тепло и приятно.
Щелчок. Странадко бережно касается ладонью плеча больной. Все. Сеанс окончен.
Процесс рассасывания будет длиться две-три недели. Опухоль прямо на глазах начнет уменьшаться, пока не исчезнет. Никаких особых рекомендаций. Вот только надо побольше есть сырой моркови с растительным маслом или сметаной.
Через пару месяцев я поинтересовалась у Колобанова здоровьем Д.
— Брали соскоб с зарубцевавшейся на месте опухоли части для анализа. Все в норме. Злокачественных клеток не обнаружено.
— А если вдруг появятся?
— Сеанс облучения можно повторить. Фотогем ведь полностью выводится из организма.
Первые удачные операции привели к тому, что на Студенческую улицу, где расположен институт, хлынул поток больных. Без конца трезвонят телефоны, почтальоны доставляют пачки писем из других городов и других стран СНГ. Но достаточно напомнить, что НИИ лазерной медицины до сих пор не имеет собственной клинической базы. Были широкие, с размахом, замыслы, нашлись сильные зарубежные спонсоры, готовые вложить свои капиталы в сооружение лазерного комплекса с пансионатом, клиникой и гостиницей для зарубежных пациентов, но вследствие неустойчивости экономической политики и развала в стране усомнились... и исчезли.
В результате институт остался при своем: три этажа или 180 коек в 51-й клинической больнице. Принимать больных на несколько дней, необходимых для обследования перед фотодинамической терапией, больница не соглашается. Местным пациентам можно было бы воспользоваться поликлиникой, но ее больница не имеет. Консультировать больных негде...
Каков же выход из создавшегося поистине драматического положения? Да и есть ли он? Нужна своя клиника. Но это пока в будущем. А больные ждут излечения уже сегодня!

Автор - Галина Куликовская

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...