UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Графология - как узнать человека по почерку

Графология - как узнать человека по почеркуОдин из дореволюционных русских журналов однажды поместил такое сообщение: «Все, желающие получить консультацию, могут прислать автографы, написанные беглым, естественным, обычным почерком, без всяких стараний и сознательных изменений, без линеек и транспаранта на русском, французском и др. языках. Принесшие в редакцию два рубля за консультацию могут узнать...» Итак, что же обещал узнать по почерку журнал?
Во французских источниках сохранились сведения, что, когда маркиз де Кюстин хотел жениться на дочери герцогини Дюра, девушку «спас» от необдуманного шага знаменитый ученый, географ, естествоиспытатель и путешественник Александр Гумбольдт, увлекавшийся графологией. А случилось это так. Мать юной герцогини попросила его сделать заключение о характере ее будущего мужа и показала письма жениха. Внимательно вглядевшись в почерк, Гумбольдт пришел к выводу, что писавший «был существом со странными вкусами, извращенным воображением и нравственностью». Брак не состоялся...
А вот еще одна подобная история Ученые-графологи исследовали автограф трибуна времен французской революции Леона Гамбетты. Для этого им потребовалось всего несколько строк. «Любезный друг!— писал Гамбетта.— Приезжайте скорее. У нас осталось два часа, чтобы все спасти или все потерять. Ваш Леон Гамбетта. Париж, 14 июля 1870 г.».
В семидесятом году Гамбетта был еще молодым человеком, и его будущее как государственного деятеля, а следовательно, и яркое проявление основных черт его характера было еще впереди. И тем не менее расшифровщики почерка Гамбетты определили его как очень уверенного в себе человека, гордого и непокорного, при отсутствии всяких следов тщеславия и хвастливости, решительного, уравновешенного, с пылким воображением, неосторожного и даже рискованного... Не так уж мало для вывода, сделанного на основании трех строчек! Правда, все эти выводы относятся к Гамбетте скорее как к фигуре политической. Но, может, действительно именно «политический человек» был определяющим в личности Гамбетты?
Зато в графологическом портрете некой Кэти Фокс, известной своими медиумическими способностями, вывод был сделан совсем в ином аспекте: «Натура в высшей степени впечатлительная, импульсивная, порывистая, искренняя, духовно одаренная, чувствительная, неуравновешенная» и т. п. в том же духе. Конечно, возможно, дело не только в разнице почерков «подопытных», но и в личностях самих расшифровщиков. Ведь во всякое дело человек невольно привносит и особенности собственной личности. Другими словами, полной объективности от человека ждать трудно.
Любопытно, что в подобных графологических портретах отсутствие знаков препинания рассматривалось как доверчивость, неуравновешенность, неуверенность. Между тем как в наше время этот недостаток отнесли бы прежде всего за счет малограмотности, а поэтому вообще бы его не учитывали. Очевидно, прошлый век был снисходительнее к человеческим слабостям...
Французский ученый Лаватер, основатель науки физиогномики, считал, что из всех движений тела нет ни одного столь же разнообразного, как движение руки и пальцев, а из всех движений руки и пальцев самые разнообразные те, которые мы делаем во время письма. Кроме того, он отмечал поразительную аналогию между речью, походкой и почерком. В почерке, как и в лице, речи, походке (то есть непроизвольных движениях, которыми управляет подсознание), больше всего проявляется индивидуальность человека, данная ему с рождения. У одних все это остается неизменным, у других тренируется и совершенствуется. В тончайших движениях, считал Паватер, почерк не остается неизменным раз и навсегда. Отражая целостную систему сущности человека, он может так же меняться, как и сам человек, в возрастном, нравственном, интеллектуальном и прочем аспектах. Через двадцать лет почерк может стать совершенно иным, а может практически не измениться. Графологи считали, что почерк изменяется, насколько изменяются наша природа, наш характер, наши страсти. Одни изменения видимы, что называется, простым глазом, увидеть другие могут лишь специалисты-графологи. Рассматривая почерк как свойство сугубо индивидуальное, некоторые графологи тем не менее производили расшифровку весьма примитивно, схематично: одни и те же особенности (высота, острота букв, наклон, расстояние между словами и т. п.) трактовались обычно одинаково.
Люди здоровые, энергичные, оптимисты по природе, движения которых быстры и отрывисты, имеют и соответствующий своей натуре почерк. У людей изысканных, элегантных по своей сути, с достоинством, медленными жестами эти черты личности сказываются на почерке — изысканном, изящном, с красиво округленными буквами, ровными и аккуратно расположенными. У субъектов с грузными, грубыми и угловатыми движениями такой же грубый и угловатый почерк. В письме жестких, решительных людей буквы обычно бывают резкие, у мягких и добродушных — округленные. Эгоисты, у которых все движения центростремительны, как бы направлены к себе, — резкий крючковатый почерк. У прямых, открытых натур почерк лишен каких-либо выкрутасов, слова выписаны отрывистыми расходящимися линиями: буква не замыкается в себе, как улитка, она развернута.
Были сделаны определенные наблюдения и в характере расположения букв, их связи между собой. Люди с последовательным мышлением, строго логическим умом, у которых мысли гармонически связаны между собой, отличаются такими же связанными линиями в письме: у них не только буквы одного слова, но и слов, рядом стоящих, как бы соединяются между собой общими чертами и линиями. Такая соотнесенность характерна, к примеру, для математиков с их железной логикой. Иное у натур, мыслящих образами, наделенных творческой фантазией, — поэтов, писателей, художников. Переполняющие чувства делают их почерк порывистым, бессвязным, буквы могут наскакивать одна на другую, почти каждая выписана отдельно вне связи с другими.
У людей скромных, сдержанных, обычно находящихся в тени, и почерк часто скромный, незатейливый, невыделяющийся — с буквами почти всегда одинаковой высоты, одинаковых размеров, ни одна из них резко не выделяется на фоне других. Напротив, у людей самоуверенных, тщеславных и почерк такой же «кричащий» — буквы неравные, отдельные из них вырываются из общего ряда, как бы бросаются в глаза. Особенно ярко проявляется человек в росчерках: для специалистов здесь весь человек как на ладони.
Конечно, подобные графологические выводы несколько упрощены и наивны, особенно для неспециалиста, который воспринимает все эти свойства почерка отрывочно, вне связи одних качеств с другими. Другое дело специалист, который способен объединить все эти особенности в цельную картину — так же, как физиономист может по лицу определить характер, возраст и даже профессию человека, всегда накладывающую на него свой особенный отпечаток. К тому же надо учитывать, что в природе нет чистых эгоистов, людей добродетельных, без сучка и задоринки, или отъявленных злодеев. Большинство одновременно соединяют в себе целый набор качеств, порой взаимоисключающих, что сказывается и на почерке.
Графология нередко выступала как своеобразный вид гадания, средство для заработка, но иногда оказывала существенные услуги правосудию.
В 1881 году газета «Новое время» рассказала криминальную историю, распутать которую помогли специалисты-графологи.
В Брюсселе был убит адвокат из Антверпена по фамилии Берей. Следов преступления практически не осталось. Была известна только вымышленная фамилия убийцы — Воген. В руках следствия имелся клочок бумаги, написанный рукой этого лица. Когда правосудие было готово признать свое бессилие, прокурор использовал последнее, по его мнению, средство — привлек к расследованию графолога по фамилии Бергамотт. После нескольких часов работы графолог сделал следующее заключение: преступник - мужчина. У него пылкий темперамент, сангвинистическо-нервно-желчный. Возраст средний. Кость крупная. Склонен к гневу и меланхолии. Гордец, честолюбец и т. п. Заключение было передано инспектору полиции. Через десять дней убийца был найден и передан в руки полиции.
Однако по поводу столь подробной и разносторонней характеристики, сделанной по нескольким строчкам многие специалисты выразили недоверие и пришли к выводу, что Бергамотт руководствовался не только знанием графологии, но и собственной повышенной интуицией. Очевидно, почерк дал ему возможность представить образ преступника, подобно тому как по фотографии некоторые экстрасенсы, мысленно воссоздав образ, могут «почувствовать» болезни человека.
В прошлом знания графологии использовались довольно активно — в судебных процессах, исторических исследованиях и археологических раскопках, а также в житейских ситуациях. Особенно помогала графология в делах по наследству. Вот одно из них.
Вдова по фамилии Баниоль, умирая, оставляет своим законным наследникам солидную сумму — около полутора миллионов франков. Однако через несколько месяцев было найдено другое завещание, написанное покойной, по которому эти наследники лишались всего наследства. Естественно, они заподозрили неладное. Суд назначил экспертизу почерка, которую должен был проводить сам аббат Мишон, знаменитый графолог. Он утверждал подложность второго завещания. После долгих передряг заключение Мишона было признано судом. Газета «Фигаро» в духе того времени писала: «Семья вдовы Баниоль должна была поставить г-ну Мишону большую свечку!» Подобных историй, героем которых был аббат Мишон, пресса печатала множество.
Аббату Мишону принадлежит работа под названием «История Наполеона I», где автор доказывает, что почерк Наполеона отразил все поразительные перипетии его судьбы. Больше того, Мишон считал, что каждая новая эпоха, любой кризис общества обязательно отражаются на почерке отдельных людей, характеризуя их новое социальное, а следовательно, и психологическое состояние. Жан Пьер Мишон был человеком исключительно разносторонних интересов. Он увлекался историей, археологией, ботаникой, был известен как романист. Графология — его последнее увлечение. Его книга «Система графологии» выдержала несколько изданий, в том числе и в России. Мишон утверждал, что с помощью знания графологии можно увидеть себя как бы со стороны: «Изучая собственный почерк, я узнал себя гораздо лучше, чем за все сорок лет наблюдения за собой, так как в последнем случае мне всегда мешало самолюбие».
Жорж Занд, незнакомая с графологией, тем не менее по почерку определяла характер человека. Самое любопытное, что сохранился письменный портрет того самого аббата Мишона, сделанный Жорж Занд. В письме к аббату она, основываясь на его письмах, отмечала крайнюю впечатлительность, безграничную искренность и безмерную доброту, полную непредусмотрительность и абсолютное невнимание к материальным интересам, отсутствие привычки к порядку и аккуратности, излишний оптимизм, доверие к людям и т. п. Соответствие качеств, свойственных аббату Мишону, портрету, нарисованному Жорж Занд, дали возможность специалистам утверждать, что помимо научной графологии существует графология наития, инстинкта, интуиции. «Гениальные натуры не нуждаются в методе, но гений составляет исключение», — писал один из авторов. Сама Жорж Занд свои необычные способности называла инстинктом наблюдательности. При этом она говорила, что, по мере того как люди теряют свою естественность, непринужденность проявления, все труднее становится судить о человеке по почерку.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :