UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Исследования морских змей

Исследования морских змейОтчеты о научных экспедициях обычно представляют интерес только для слециалистов. Страницы из дневника учатника одной из таких экспедиций, морского биолога доктора Кеннета Маклина — счастливое исключение.
И главную роль тут, безусловно, играет объект исследований ученых — морские змеи. Хотя они не относятся к числу редких обитателей морских глубин и водятся во всех морях Тихого и Индийского океанов от Персидского залива до Австралии и западного побережья Центральной Америки, читающей публике о них почти ничего не известно. Чтобы восполнить этот пробел, наш корреспондент подготовил заочное интервью с доктором Маклином, которое приводится ниже.

— Прежде всего хотелось бы познакомиться с составом и задачами вашей экспедиции...
— В нее входили профессор Гарольд Хитвоул, крупнейший специалист по морским змеям, супруги Бен и Ева Кроп, профессиональные фотографы-ныряльщики, владелец яхты «Морская охота» Рон Избел и ваш покорный слуга. Нам предстояло заняться изучением рациона питания морских змей. Для этого нужно было отловить как можно больше этих гадов и исследовать содержимое их желудков. Кроме того, мы намеревались заняться наблюдениями за взаимоотношениями змей с другими представителями подводного мира, а также постараться выяснить, как они ведут себя по отношению к человеку.
В качестве «лаборатории» были выбраны рифы Свейн у побережья австралийского штата Квинсленд, чьи воды, по утверждению Рона, были настоящим «змеиным царством». В этом мы — не могу сказать, что с большой радостью — убедились при первом же погружении. Понимаю, это может показаться парадоксальным: охотники недовольны обилием дичи. Но дело обстояло именно так. За исключением нашего шефа все мы раньше не сталкивались с морскими змеями, а лишь были наслышаны об агрессивности и чрезвычайной токсичности яда водяных гадов.
— Считается, что он более смертелен, чем яд кобры, и вообще самый сильный из всех животных ядов. Это действительно так?
— Доля правды здесь есть, хотя шкалы ядовитости как таковой не существует. У морских змей, как и у аспидовых, в яде преобладают нейротоксические ферменты, в частности геморрагии, парализующие нервную систему.
При нападении они наносят молниеносный удар двумя короткими, слегка отогнутыми назад передними зубами. Человек чувствует лишь легкий укол. Место укуса совершенно безболезненно, нет ни отека, ни кровоизлияния. Но затем появляется слабость, нарушается координация движений, начинаются рвота, судороги, и через 5—10 часов наступает смерть от паралича легких.
Высокая токсичность яда морских змей — прямой результат обитания в водной среде, где нужно моментально парализовать жертву, иначе она спрячется в коралловых зарослях или забьется в какое-нибудь убежище на дне. Единственное, что немного утешало нас, так это небольшое количество яда, вводимое при укусе, — от 1 миллиграмма у плоскохвостых до 18—20 у ластохвостых. Так что какой-то шанс выжить у человека все же есть. Если верить статистике, из ста укушенных умирают только 25.
— Но ведь нет никакой гарантии, что не окажешься в числе последних...
— Вот именно. Поэтому профессор Хитвоул продумал целый комплекс мер по технике безопасности: ловить змей только особыми щипцами на длинной рукоятке, а при нырянии обязательно надевать костюмы из толстой пористой резины. К тому же он специально предупредил, что ни в коем случае нельзя дразнить или провоцировать их. Иначе может последовать молниеносное нападение, а та же асторция, ярко-красная с черными кольцами полутораметровая змея, способна прокусить ядовитыми зубами довольно толстую резину. Мы, конечно, заверили шефа, что будем обращаться со столь опасными объектами, как с любимой тещей.
— Все это выглядит достаточно обнадеживающе. А как получилось на деле, когда вы попали в «царство змей»?
Морские змеи
Смертельное трио: маленькая змейка в середине фотографии более ядовита, чем две другие, более крупные.

— Увы, оно сразу преподнесло нам сюрпризы, отнюдь не предусмотренные теорией. В первое же утро, когда мы все пятеро медленно плыли по поверхности, в нескольких метрах ниже появилась сначала одна змея, затем вторая, третья, четвертая. Занятые охотой, они не обращали на нас никакого внимания. Впрочем, это было вполне естественно. Поскольку человек не входит в меню морских гадов, он для них лишь экзотическое существо, неизвестно зачем вторгшееся в их владения.
Прошло около получаса.
— Внимание, приготовиться! — предупредил наш главный герпетолог Гарольд Хитвоул. — Сейчас они станут подниматься. Иногда, увидев человека, могут направиться прямо к нему узнать, что ему здесь надо. Поэтому не впадайте в панику.
Если бы мы не находились в воде, я бы сказал, что наш шеф как в воду глядел. Одна из поднимавшихся к поверхности змей вдруг круто повернула в нашу сторону. Судя по зеленоватосерой окраске, это была представительница довольно распространенного вида оливковых морских змей, достигающих почти двухметровой длины. На аккуратной кобровой головке с большими темными глазами застыла зловещая ухмылка, словно бы говорящая: «А ну-ка поглядим, какие вы храбрые!»
Уверен, что в этот момент каждого занимал один и тот же вопрос: что намерена предпринять эта явно агрессивно настроенная особа? Щипцов в тот день никто не взял, поскольку мы собирались просто провести рекогносцировку. Поэтому в случае нападения оставалось только надеяться на то, что наши гидрокостюмы окажутся ей не по зубам. Значит, ни в коем случае не следует провоцировать змею.
Она проскользнула к поверхности в двух дюймах от моей ноги, к счастью, не заинтересовавшую ее. Сделав единственный глоток воздуха и сжав челюсти, гостья ушла в глубину.
— Какие чувства испытали вы в этот момент?
— Не могу сказать, что я был в восторге от первого знакомства. Но и страха не почувствовал. Думаю, что и мои коллеги тоже. Во всяком случае, наш шеф собрал нас в кружок и прямо в воде устроил маленький коллоквиум.
— Вы сами только что убедились, что змеи совсем не опасны, если не раздражать их, — торжествующе заявил он. — Поэтому в дальнейшем помните об этом и держите себя в руках даже тогда, когда они вплотную приближаются к вам. Обычно ими движет простое любопытство. Ну а в случае явной агрессии не испытывайте судьбу и постарайтесь побыстрее забраться в лодку, — закончил Гарольд, не уточнив, к сожалению, как отличить «простое любопытство» от «явной агрессии».
— Но ведь какие-то общие правила, наверное, все-таки есть?
— Увы, во-первых, нет правил без исключений. А во-вторых, в биологии и поведении морских змей слишком много белых пятен, чтобы делать обобщающие выводы. Простой пример. Эти змеи, а их насчитывается 48 видов, представляют особое семейство, в незапамятные времена покинувшее сушу и полностью перешедшее на водный образ жизни. В силу этого у них выработалась высокая специализация. Тело сплющено с боков, хвост — плоская лента, ноздри расположены не по бокам морды, а на ее верхушке — это позволяет дышать, высунув лишь кончик носа, — и во время ныряния закрываются особым клапаном. Зато единственное легкое тянется на три четверти длины тела, заканчиваясь специальным мешком-запасником для воздуха. К тому же морские змеи способны поглощать до трети нужного им кислорода прямо из воды слизистой оболочкой рта и кожей, густо пронизанными кровеносными капиллярами. В результате они ныряют на глубину до 50 метров.
Но это противоречит биологическим законам. Ведь при быстром подъеме с глубины должна возникнуть так называемая кессонная болезнь: из-за перенасыщения крови азотом она буквально вскипает. Однако у морских змей этого не происходит. Единственное объяснение состоит в том, что в их организме, видимо, имеется особый механизм, позволяющий направлять кровь мимо легкого и таким образом избежать появления избытка азота в крови.
Или другой пример. В научной литературе указывается, что морские змеи могут пробыть под водой до 20 минут. Но однажды я сам был свидетелем, как змея преспокойно спала на песке в коралловых зарослях на глубине 12 метров в течение двух часов!
— Насколько можно судить, подобные «аномалии» впрямую не затрагивали безопасность участников экспедиции. Не так ли?
— Так-то так, но были и другие, более опасные неожиданности. Считается, что ядовитые зубы у морских змей короткие — не более 5 миллиметров. Из этого мы и исходили, когда полагали, что наши гидрокостюмы и перчатки толщиной 6 миллиметров надежно предохраняют от смертоносного яда.
В одно прекрасное утро я плавал возле небольшого кораллового рифа, когда со дна ко мне довольно-таки целеустремленно направилась большая змея толщиной в руку. Крепко стиснутые широкие челюсти и маленькие прищуренные глазки придавали ей зловещий вид. На всякий случай я нырнул ей навстречу и попытался зажать ее тело щипцами. Но не рассчитал: щипцы прищемили хвост гада, а сам он моментально развернулся к моей правой руке. Очевидно, змее так не терпелось вцепиться в меня, что ее челюсти уже заранее начали кусать воду.
Я с трудом подавил страстное желание отбросить щипцы вместе с пленницей, выпрыгнуть из воды и, подобно Христу, зашагать по ней подальше от этого места. Но, поскольку сие было невозможно, оставалось только одно: схватить рукой змею за шею позади головы и поскорее добраться до яхты. Конечно, перчатки и гидрокостюм давали определенную гарантию от неприятностей, но я все же решил не рисковать.
Между тем змея каким-то непостижимым образом высвободила хвост из щипцов. Она дважды обвилась вокруг моей руки и угрожающе разинула розовую пасть, готовая в любой момент пустить в ход ядовитые зубы, если я хоть чуть разожму кулак.
Подводная схватка с морской змеей
Схватка под водой

Отчаянно работая ластами, я подплыл к яхте, кое-как вскарабкался по трапу и с облегчением бросил змею в брезентовый мешок. Вслед за мной на палубу поднялся профессор Хитвоул, видевший мой поединок.
— Тебе повезло: это — прекрасный экземпляр асторции стокесси. Они здесь редкость, — похвалил Гарольд.
— Повезло, потому что она не цапнула меня, — возразил я.
— Не беспокойся, ты ей не по зубам, — засмеялся шеф.
Чтобы продемонстрировать это, он натянул палец перчатки на завернутый в фольгу шоколадный батончик и, осторожно достав мою добычу, поднес к ней перчатку. Не ожидая приглашения, змея сразу же вцепилась в палец.
После этого мы водворили гада в мешок и вынули батончик из перчатки: на фольге отчетливо виднелись две глубокие ямки от змеиных зубов.
— Какой же вывод вы сделали из этого «открытия»?
— Самый категорический: ни за что не позволять морским змеям кусать себя, даже будучи одетыми в гидрокостюмы. Но вот осуществить это на практике порой было весьма трудно. Однажды Гарольд чудом избежал серьезных неприятностей, в последний момент успев влезть в лодку, после чего разъяренный ластохвост принялся неистово кусать ее днище.
Другой казус произошел со мной. Я наблюдал, как Бен Кроп снимал парочку змей, «танцевавших» у самого дна. И вдруг одна из них ринулась ко мне, словно у нее появилось какое-то срочное дело. Я схватил первое, что попалось под руку — большую морскую улиту, — и оттолкнул нападавшую. Но змея и не подумала отступать. Вновь и вновь бросалась она на мой живой щит, остервенело рвя его зубами. В воде разлилось оранжевое облако, скрывшее ядовитого гада. В следующее мгновение он проскользнул у меня между ног и вцепился в ласту.
Прошло не меньше минуты, прежде чем змея решила прекратить схватку и не спеша поплыла прочь. Ведь по законам природы непрошенный пришелец должен быть мертв. Кстати, все это время Бен Кроп, как истый фотограф, продолжал снимать наш поединок, справедливо решив, что все равно не успеет ничем помочь.
— В общем, можно сказать, что объект изучения отнюдь не способствовал успеху ваших научных изысканий...
— Да, морские змеи — это вам не лабораторные мыши. Из-за непредсказуемости их поведения приходилось постоянно быть начеку, что, естественно, мешало работе. И все-таки нам удалось в основном выполнить намеченную научную программу.
Легкое морской змеи
Герпетолог Г. Хитвоул измеряет объем змеиного легкого, наполняя его водой.

— О том, как морские змеи реагируют на человека, вы уже рассказали. А как обстоит дело с другими обитателями морских глубин?
— Образно говоря, змеи и хищные рыбы соблюдают вооруженный нейтралитет. Те из гадов, кого природа наделила маленьким ртом, питаются в основном икрой. Остальные — небольшими рыбешками, которые становятся их добычей только тогда, когда оказываются застигнутыми врасплох в какой-нибудь ямке или норке. В открытой воде они легко увертываются и уплывают от змей, слишком неповоротливых по сравнению с ними.
Что касается морских окуней, груперов, мурен, акул и прочих хищников, то эти особи просто-напросто игнорируют змей. Прочная кожа надежно защищает их от ядовитых зубов. С другой стороны, на протяжении веков они на собственном опыте убедились, что съеденные гады вызывают отравление, пусть и не смертельное, и исключили их из своего меню. Это табу передается генетически из поколения в поколение.

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :