UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
казино вулкан игровые автоматы приглашает поиграть всех любителей азарта
Поделиться с друзьями:

Раскопки Керченского пролива

Раскопки Керченского проливаОтсюда, с небольшой высотки, пролив, как на ладони. Там, за зеленоватой, дрожащей под жарким солнцем водной гладью, у самого горизонта, сливающегося с голубизной неба, едва просматривается узкая полоска суши. Это Таманский полуостров. А мы на крымской земле, на самом ее восточном краю. У нас за спиной выжженные до желтизны склоны холмов с островками диких маслин, а еще дальше дымящиеся трубы обогатительного комбината и размашистые корпуса и краны судостроительного гиганта «Залив».
Это самое узкое место пролива.
Именно здесь на протяжении нескольких тысячелетий пересекались пути миграции племен кочевников и земледельцев. Здесь вырастали города, селения древних греков, римлян и византийцев.
Здесь пролегал Великий шелковый путь, здесь проплывали турецкие фелюги и шагали солдаты Суворова.
Здесь в годы Великой Отечественной войны захлебнулись в огне и крови два крупнейших десанта 1941 и 1943 годов... Идешь по песчаной отмели, а под ногами хрустят черепки античных амфор и перержавевшие гильзы патронов. Хрустит многовековая история...
Вглядываешься в очертания береговых склонов и видишь рядом с оплывшими окопами и полузасыпанными воронками от авиабомб свежие следы археологических раскопок. Открывают террасы античного города Нимфей. Древние и свежие следы истории врублены в толщу земли...
В двух десятках километров отсюда ставшие известными всему миру подземные каменоломни Аджимушкая. Сюда, в многокилометровые катакомбы, в мае 1942 года спустились вырвавшиеся из фашистского окружения свыше 10 тысяч солдат и гражданских лиц, в том числе женщины и дети. Через полгода из катакомб немцы с собаками вывели на поверхность всего лишь 7 человек.
Здесь на берегу миноискатель щелкает на каждом квадратном метре почвы — все пронизано рваным металлом осколков. Жестокие следы штурма полувековой давности.
И не только осколки... Мины и снаряды. До сих пор они в земле, уже после саперной расчистки. На протяжении четырех километров береговой линии обнаружено полтора миллиона взрывоопасных предметов. Ежегодно уносят они несколько жизней — в основном детских.
На мелководье, выныривая из-под пологой волны, проступают ребра затопленных барж и катеров. Это тоже следы десантов на Керчь.
И над всем этим, четко проступая на синем занавесе неба, — гигантский бетонный парус, круто выгнувшийся на вершине главенствующего холма. Это памятник героическим воинам, памятник трагической истории — Парус, раздутый ураганными ветрами времени.
Лагерь «Вахты Памяти-91» раскинулся одновременно в трех береговых пунктах: в районе погранзаставы у поселка с древним названием Эльтиген, у подножия маяка в проливе и на противоположном берегу — на Таманском полуострове.
Карта археологических памятников на Керченском проливе
Карта археологических памятников на Керченском проливе

Лагерь в Эльтигене международный. Два флага развеваются на ветру: советский и польский. Здесь собрались аквалангисты Москвы, Смоленска, Керчи, Ижевска, Варшавы, Гданьска.
Основной лагерь экспедиции 1991 г. на Эльтигене
Основной лагерь экспедиции 1991 г. на Эльтигене

— Вот уже шестой год мы работаем вместе, — говорит Борис Вашкевич, руководитель польских подводников. — Вместе искали следы Янтарной комнаты в Польше. Вместе исследовали русский броненосец «Гангут» у Березовых островов в Финском заливе. Вместе поднимали из озера американскую «летающую крепость» на границе с Германией.
Совсем другая «профессия» у молодой керченской учительницы Тани Замуленко. Она возглавляет группу молодежи и школьников, занятую поиском захоронений неизвестных воинов.
— Установив имена погибших, мы возвращаем им славу и честь. Ведь они считались без вести пропавшими.
На раскопках древнего города Нимфея вот уже несколько лет работает группа археологов Керченского историко-культурного заповедника, Эрмитажа, Музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина.
Профессор Элеонора Яковенко, возглавляющая смешанную экспедицию, обаятельная женщина в спортивном костюме, взволнованно говорит:
— Раскопки Нимфея наряду с Пантикапеем, Царским курганом и склепом Деметры имеют мировое значение. Потому и копаем уже не первый год. Работы хватит еще на долго.
ОНИ НЕ ПРОПАЛИ БЕЗ ВЕСТИ
В декабре 1941 г., когда подразделения нацистского вермахта в который раз штурмовали Севастополь, советское руководство задумало нанести внезапный удар в их тыл.
К концу декабря началась десантная операция у Эльтигена. Несмотря на то, что над проливом «зависла» немецкая авиация, один за другим шли транспорты с подкреплениями.
Хотя в Крыму и накопились внушительные силы, наше командование не сумело ими правильно распорядиться. Сыграли роль и бесконечные споры между генералом Д. Козловым и начальником Главного политуправления РККА Л. Мехлисом. Немцы воспользовались штабной неразберихой и 8 мая 1942 г. внезапно ударили на Феодосию и в направлении Азовского моря, прорвали фронт. Части Красной Армии начали отход, но ими никто не управлял, и вскоре в Керчи скопились десятки тысяч десантников.
Аквалангисты достают снаряды со дня Керченского пролива
Аквалангисты достают снаряды 1941 года со дня Керченского пролива

В Керчь спешно пригнали катера и промысловые суда, однако их не хватало, и вскоре пролив усеяли спасавшиеся. Они теснились на плотах, цеплялись за автомобильные камеры, бревна, доски. А с берега била немецкая артиллерия, в небе носились «мессершмитты» и «юнкерсы». Потери были огромными, но десантники все же сумели пробиться, захватить узкий плацдарм и удерживали его 36 суток!
До сих пор на дне пролива покоятся немые свидетели неравных боев. Так, аквалангисты керченского судостроительного завода «Залив» обнаружили торпедный катер «ТКА-45», подорвавшийся в ночь на 1 ноября на мине, а затем сумели разыскать ныне живых членов его экипажа.
И вот аквалангисты «Залива» предложили провести «Вахту Памяти-91» на местах сражений 1941—1943 годов под Керчью. Молодежные организации поддержали керчан, выделили средства, связались с армейцами. А в начале августа 1991 г. в Керчь стали съезжаться подводные поисковики из Москвы, Казани, Кузнецовска, Десногорска, Воронежа, Ижевска, следопыты-сухопутчики из Запорожья, Ростова-на-Дону...
Александр Бадякин, работник завода «Залив», отменный знаток истории флота, связался с гидрографами, аварийно-спасательной службой, военными моряками и уточнил, где именно лежат погибшие в войну корабли и суда.
Работа саперов по уничтожению снарядов Второй Мировой Войны
Работа саперов под руководством майора Николая Буряка - подрыв собранных мин и снарядов, оставшихся после боев на берегах Керченского пролива

И вот катера, предоставленные «Заливом», приняли на борт аквалангистов и вышли в пролив. На «Альбатросе», грузившемся у лагеря на Эльтигене, были и наши старые друзья по пяти предыдущим международным подводно-поисковым операциям, польские аквалангисты во главе с подполковником Войска Польского Борисом Вашкевичем.
Несколько раз они вместе с коллегами из Москвы, Смоленска и Керчи ходили к мысу Панагия, около которого обнаружили обломки десантного судна, погибшего на немецкой мине.
— Из грунта торчит лишь днище с кусками обшивки, а кругом много ржавого металла, — делился впечатлениями после спуска под воду москвич Игорь Шумилов. — Видны винты, разбитое машинное отделение...
Потом аквалангисты еще раз прошли над грунтом, и десногорские поисковики заметили древний античный якорь. Потом еще один. Трогать не стали — это дело подводных археологов, чьи палатки белеют рядом с лагерем аквалангистов на Тузле. Другая группа работала неподалеку от Эльтигена.
Аквалангисты из Ижевска, обосновавшиеся в лагере на мысе Тузла (и отсюда в пролив уходили суда с пополнениями и боеприпасами), обследуя одну из бухт, увидели на дне разбитую баржу и десятки мин и снарядов. Часть осторожно подняли и сложили на берегу, вызвали приданных экспедиции саперов. Молодые парни, солдаты срочной службы из подразделения невозмутимого майора Николая Буряка, деловито собрали опасные находки, и вскоре над Таманью коротко прогремело эхо войны...

Польский аквалангист Ян Мировский - участник многих совместных поисковых экспедиций

В один из дней мы присоединились к сухопутным поисковикам во главе с молодой керченской учительницей Татьяной Замуленко и вместе отправились к одному из местных жителей. Он уверял, что в разгар боев на плацдарме морские пехотинцы похоронили в его саду двоих погибших товарищей. Мальчишки из отряда Замуленко аккуратно разрыли землю под яблоней и увидели останки десантника. Судя по всему, однополчане наскоро, под непрерывным обстрелом, закопали его в воронке. Второго найти не удалось.
Зато на следующий день, прорывая поперечный шурф в старой, осыпавшейся траншее, обнаружили останки трех защитников Эльтигена. Около одного темнел «медальон смерти» — маленькая пластмассовая капсула, в которой держали узкую записку с фамилией и домашним адресом бойца. Находку не стали вскрывать на месте, чтобы ненароком не попортить, а отправили с оказией в Москву — тамошним криминалистам не впервой иметь дело с такими документами. Туда же передали орден Красной Звезды, найденный на месте гибели другого десантника. Теперь есть надежда, что двое из тех, кто почти полвека считался без вести пропавшим, вновь обретут свои имена. В этом и состояла главная задача поисковиков.
Руководитель молодежных раскопок в Керченском проливе - Татьяна Замуленко
Руководитель молодежной поисковой группы Татьяна Замуленко

Замуленко рассказала нам историю одной из самых первых поисковых операций. Некая керчанка, учившаяся в Таганроге, случайно узнала, что старушка-вахтер из их общежития много лет рассылает по всей стране письма с просьбой сообщить, где и как погиб ее 18-летний сын. Вернувшись, поведала об этом Замуленко. Керчане нашли пропавшего солдата, перенесли его прах в братское погребение, привезли мать. Она медленно подошла к надгробию и тихо сказала:
— Ты писал с фронта, что не куришь и обмениваешь у друзей свой табак на сахар, чтобы прислать мне... Теперь я приехала к тебе и гостинец привезла, — и положила на могилу гроздь винограда. Потом повернулась к поисковикам:
— Спасибо вам... Теперь я могу спокойно умереть.
К сожалению, много раз поисковики сталкивались с непониманием, равнодушием. Так было, когда Замуленко с большим трудом нашла захоронение 40 неизвестных десантников, которых, как удалось выяснить, в декабре 1941 г. по ошибке высадили южнее Эльтигена, под крутым берегом. Немцы не дали им закрепиться на суше. Почти все погибли в бою, раненые скончались от потери крови и холода. Замуленко предложила поместить их останки в братскую могилу на Эльтигене и... получила безапелляционный отказ, мотивированный тем, что мол, негоже неизвестным покоиться рядом с героями десанта 1943 г. На ретивых администраторов подействовало только весомое внушение из Москвы.
Элеонора Яковенко - руководитель одних раскопок
Хозяйка заповедной горы Элеонора Яковенко

Мы надеемся, что на эту статью отзовутся фронтовики, ведь экспедиция «Керчь-91» сделала немало открытий, выявила загадки, на которые в августе 1991 г. ответа найти не удалось. Да, слишком глубокий след оставила минувшая война на керченской земле и в этом нешироком и мелководном проливе, ставшем братским кладбищем для сотен боевых кораблей и судов. Поэтому нас и ждут новые экспедиции.
НА ТЕРРАСАХ НИМФЕЯ
Рядом с палаточным лагерем советско-польской экспедиции близ поселка Эльтиген находился продолговатый каменистый холм — участок приморского горного кряжа. На его вершине каждый день с утра суетились фигурки людей с лопатами, кирками, тачками. До позднего вечера шла серьзная работа. Но какая? На наш вопрос нашелся ответ:
— Там — Древняя Греция.
Кирками машут археологи, ленинградцы. Большие энтузиасты.
Мы знали, что Керчь — это бывший Пантикапей, столица царя и воина Митридата. Но наш лагерь довольно далеко от города. Значит, тут раскапывают нечто другое. Конечно же, мы нашли время для экскурсии в Древнюю Грецию. Дорога туда шла по крутой тропинке, усеянной античными черепками, а сам путь занял всего несколько минут.
Керченские школьники раскапывают огневые точки десантников
Керченские школьники раскапывают огневые точки десантников

Мы увидели фундаменты древних построек, расположившиеся на холме террасами. Были тут и ступени, высеченные в скалах, и циклопическая крепостная стена. Археологи самозабвенно снимали с камней вековые напластования. Выяснилось, что раскапывается тут город Нимфей, ближайший сосед более роскошного Пантикапея, но и здесь, как уверенно заявили археологи, возможны находки мирового значения. Работы ведутся экспедицией Эрмитажа. В античный отдел музея отсюда уже поступили архитектурные фрагменты, античные монеты, ювелирные украшения. Сейчас идут работы вокруг храмового комплекса, посвященного Афродите Навархиде — покровительнице корабелов, мореплавателей и рыбаков. Ведь Нимфей был портовым городом, основанным еще в VI веке до н. э. Правда, сама гавань с волноломами еще не найдена. И вообще у подводных археологов найдется здесь много работы, ибо у берегов пролива, где сильные течения и частые бури, гибли корабли не только греков, но и римлян, византийцев, турков, генуэзцев. Многие предметы старины лучше сохраняются под водой, чем в пластах земли. В античных амфорах на дне моря часто сохраняются зерна пшеницы, вина, масло и даже рыбные соусы. Хрупкие керамические светильники, изделия из стекла лежат по 2000 лет в песке и иле, как бы дожидаясь ученых с аквалангами. Кроме того, по обоим берегам пролива можно обнаружить не только амфоры и якоря парусников, но и древние города, ушедшие под воду.
Немного погодя нам посчастливилось познакомиться с директором керченского историко-археологического заповедника Элеонорой Яковенко. Она объяснила, что внешняя скромность раскопанного античного поселения объясняется тем, что он многократно разрушался. Остались одни фундаменты и вымостки дворов и узких улочек. Нет стен и колонн. Но и оставшиеся камни для ученых — неисчерпаемый источник сведений о жизни исчезнувших в глубинах истории людей, об их обычаях и художественных вкусах.
Что касается исторической судьбы Нимфея, то греки переселились сюда из Милета, перенеся не только свою высокую агрикультуру и строительное мастерство, но и целый пантеон богов, легенды и мифы. Эллины-колонисты были народом умелым, мужественным, предприимчивым. По меткому выражению Цицерона, их колонии по берегам Черного моря представляли как бы блестящую кайму, подшитую к обширной ткани варварских полей. Сохранились исторические сведения, что в городах Боспорского царства жили не только купцы и ремесленники, но и поэты, историки, философы, спортсмены — победители общегреческих соревнований Панафиней. Следовательно, здесь предстоит еще найти стадион...
Нимфей, конечно, был красивым и благоустроенным городом с садами, бассейнами, храмами и дворцами. Он поставлял в Аттику продукты в амфорах и рабов-скифов, исполнявших в Афинах функции вооруженной стражи. Город чеканил свою монету, строил корабли, имел развитое гончарное производство. Нельзя не обратить внимание на оборонительные стены Нимфея. Крупная кладка из глыб — рустованных квадр говорит о былой необходимости защищать поселение от набегов кочевников. Нападали на богатый город киммерийцы, тавры, меоты, скифы, савроматы и другие варварские племена, жившие разбоем на суше и пиратством на море. В IV веке н. э. город был полностью уничтожен безжалостными готами.
...Когда крымское солнце склонилось к закату, нас пригласили в палатку, открыли сундук и аккуратно положили на низенький стол черепки. В чем же их ценность? На них — фрагменты росписи. Древние художники изображали лошадей и оленей, растительные и геометрические орнаменты, реальных и мифических птиц. Эта живопись по обожженной глине хранит в себе отблески мировоззрения древних греков, их сложной религии да и просто традиционного старания украсить свой быт художественными элементами. Есть черепки, заранее оцененные очень высоко, ибо на них следы орнамента, выполненного выпуклыми штампами. Найдены осколки чернолаковых сосудов, амфор, керамических киликов — рюмок тонкой работы.
Вот мы видим на ладони у археолога амулет в виде бронзового козлика. Выразительные выпуклые глаза, отогнутые назад рожки, волнистые складки шерсти... Пройдет немного времени, и многие из наших читателей смогут полюбоваться в Эрмитаже этой художественной миниатюрой, которой не менее 2400 лет. Что еще найдено? Нам рассказывают о каменной зернотерке III века до н. э., расписных сосудах, от которых не отказались бы музеи Лондона и Парижа. (Они, впрочем, и не отказываются, но об этом чуть позже.) Обнаружена гончарная печь для обжига керамики, наконечники дротиков, обтесанные камни для метательных орудий типа катапульт.
После показа своих сокровищ петербургские археологи припомнили:
— Одна из самых примечательных находок в Нимфее — остатки оштукатуренной стены в святилище Афродиты. Ее пришлось собирать из 2500 кусков. Над ней еще работают реставраторы Эрмитажа, но ясно, что обнаружена зарисовка с натуры. На рейде Нимфея стоял огромный корабль «Изида», прибывший с дипломатической миссией из эллинистической Александрии. Художник процарапал контуры удивившего его корабля с храмом на палубе. Он спешил увековечить для горожан это событие на Боспоре...
Совершая экскурсию по развалинам античного Нимфея, нетрудно было убедиться, что все находки добываются тут ручным трудом, сравнимым с каторжным. Действительно, крымский каменистый грунт поддается только кирке. Раскапывают здесь город площадью в 9 гектаров, а получают за месяц чуть более 70 рублей (1991 год). Наука древней истории держится здесь лишь на энтузиастах. Нельзя не добавить, что в добровольные чернорабочие нанимаются художники, инженеры, врачи, студенты, преподаватели вузов. Словом, подвижники.
— Много ли у вас проблем? — спрашиваем мы у археологов.
— Конечно. Вагон и маленькая тележка. Нам не хватает техники и рабочих. Ассигнования мизерные. На культуре, как известно, у нас экономят. А мы собираемся найти нимфейский театр. Он должен тут быть! Надо вскрывать и курганы вокруг города. Нужна помощь аэрофотосъемки и космической фотографии, чтобы обнаружить местный порт. Кроме того, необходима более тесная связь с саперами, ибо место раскопок начинено минами, снарядами и даже авиабомбами. Десант 41-го года высаживался здесь.
— И вот еще одна жгучая проблема, — добавляют энтузиасты. — В начале осени мы уезжаем домой, а место раскопок остается абсолютно без охраны. Тут же появляются местные кладоискатели. У всех у них свербит мысль об античном золоте. Но эти непрошенные гости ломают ступени алтарей, вскапывают полы ремесленных мастерских, повреждают даже крепостные стены...

* * *

В заключение, пожалуй, можно сказать пару слов об Италии. Казна города Неаполя получает доходов от туризма в Помпеи больше, чем от всей промышленности города. Миллионы любопытных людей приезжают посмотреть на развалины римского поселения. Неужели такой факт не заставит задуматься отцов города Керчи — бывшего Пантикапея?
Есть ли реальные основания говорить о доходности местного археологического заповедника? Посудите сами: вокруг Пантикапея было девять античных городов — Парфений, Мирмекий, Парфмий, Илурат, Тиритака, Нимфей, Акра, Китей и Киммерик. Немногие страны могут гордиться тем, что входили в древности в орбиту античной культуры.
Дорога к храму древнего Нимфея
Дорога к храму древнего Нимфея

Не имеет себе равных во всем античном зодчестве гробница Царского кургана, в которой покоился один из боспорских правителей. Дромос (сводчатый коридор), ведущий к подземной усыпальнице, сложен из глыб, добытых в Аджимушкайских каменоломнях. Длина его 20 метров. Но если в его конце оглянуться на вход, то туннель покажется как бы неожиданно удлинившимся и сузившимся. Древний архитектор был искусным мастером и воплотил в этом удивительном эффекте своеобразную философию: дорога к гробнице коротка, а выход из нее к утраченной жизни призрачен...
Из сообщений римских историков известно, что в 62 г. до н. э. на горе Митридат в Пантикапее находился дворец с оборонительной стеной. Он до сих пор не найден. Но еще хуже, что его и не ищут. Здесь бывает и так, что на месте древнегреческих поселений возводят завод или квартал пятиэтажек. А если заняться делом, то здесь вполне возможно создать музей под открытым небом ничуть не хуже, чем в Помпеях.
Кувшин, найденный при раскопках близ Керченского пролива
Этому фрагменту двуручного кувшина из Нимфея более 2000 лет. Археологи оценивают его как хороший экспонат для исторического музея

Кварталы древних Помпей охраняются стражниками с короткоствольными автоматами. А в древнегреческом Нимфее близ Керчи открыто орудуют бессовестные кладоискатели на глазах у сотрудников местной пограничной заставы. Памятник древней культуры — национальное достояние. Что же охраняют современные Карацупы со своими Джульбарсами и биноклями? Тем более, что хорошо известно: некоторые сокровища из Пантикапея и Нимфея, ныне хранятся — где бы вы думали? — в Англии...

* * *

В 1820 г. А. С. Пушкин морем из Тамани приехал в Керчь. В письме брату Льву он сообщает, что мечтал увидеть мавзолей Митридата, следы Пантикапея, а увидел груду камней, полузасыпанные рвы и несколько ступеней — дело рук человеческих. Поэт говорит, что «много ценностей скрывается под землей, насыпанной веками, но для разысканий недостает денег, как у нас обыкновенно водится». Кажется, что эти слова написаны сегодня.

Авторы - И. Боечин, В. Захаров, Г. Малиничев

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...