UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
уничтожение клопов эффективно
Поделиться с друзьями:

Клады Калужской области

Клады Калужской областиИзвилистые российские дороги, ведущие искателей приключений от загадки к загадке, иной раз забрасывают меня в совершенно удивительные уголки, будто пропитанные патриархальной стариной.
Вот скажите честно, довелось ли вам когда-нибудь добраться из Москвы до города Мосальска? Нет? А жаль. Я там побывал неоднократно и ничуть об этом не жалею. Этот небольшой городок лежит примерно в шестидесяти километрах западнее Калуги, и именно в нём мне удалось обнаружить целую россыпь занимательнейших кладоискательских историй весьма загадочного свойства. При этом надо сказать со всей определённостью, что именно здесь, как нигде прежде, я имел возможность убедиться в справедливости старой русской поговорки, утверждающей, что «дыма без огня не бывает».

Вышел я на этот регион довольно-таки случайно. Неведомыми путями меня отыскал работник одной из правоохранительных структур и предложил встретиться, чтобы обсудить некие «общие проблемы». В приватной беседе он рассказал, что, прочитав несколько моих книг, посвящённых розыскам исторических кладов, решил рассказать о кладоискательских легендах, которые он собрал в Мосальске. Почему именно в Мосальске? Просто у него в этом городе оказалось много родственников, и ещё потому, что он активно интересуется историей. Интерес и помог ему собрать несколько любопытных легенд, касающихся ценных захоронений, которые разбросаны как вокруг самого города, так и в его пределах. Вскоре был намечен и совместный выезд на места предполагаемых поисков.
КОЛОКОЛ С ЦЕРКОВНЫМ СЕРЕБРОМ
Первый объект, который мы намеревались посетить, находился вблизи села Васильевское, расположенного на подъезде к Мосальску. По преданию, вблизи него в старом саду был зарыт довольно-таки приличный по весу колокол, наполненный к тому же неким церковным имуществом. Цель поиска представлялась для меня весьма заманчивой. И достоверность самой истории тоже не вызывала особого недоверия. В двадцатые годы прошлого века чего только не укрывали подвергавшиеся преследованиям церковнослужители. А колокола они прятали и подавно, и легенды такого рода мне неоднократно встречались и ранее. Кроме того, и об этом факте мне хотелось бы сказать особо, в этом саду произошла трагедия из разряда тех, которые довольно часто случаются в местах, обременённых старинными кладами. Именно здесь, в жалких остатках некогда приличного по площади яблоневого сада, несколько лет назад молнией убило пастуха и двух коров. Факт, казалось бы, единичный, абсолютно не поддающийся статистической обработке, но сам по себе он весьма показателен. Дело в том, что большие массы легко окисляющейся меди или бронзы, сосредоточенные в одном месте, создают настоящую приманку для «небесного огня». Легко разносящиеся грунтовыми водами ионы солей меди, цинка и серебра, а также окислы некоторых металлов создают в земле области высокой электропроводности. А молнии весьма падки на такие места.
Оказавшись на месте, я привычным взглядом осмотрел полигон, на котором должен был работать. Он был невелик, не более 200 квадратных метров, но имел очень неприятную для любого поисковика примету - внушительного размера яму, притаившуюся у корней одной из яблонь. Сразу же указав своему спутнику на её наличие, я тем не менее приступил к работе. Полчаса, и всё стало ясно. Если когда и был здесь колокол с церковным серебром,то он давно уже был извлечён. Скорее всего, тайник был раскрыт либо до войны, либо вскоре после неё. Об этом говорил вид самой ямы. Она была вырыта по-крестьянски (т.е. в виде конуса) и не имела очень точную привязку к дереву.
Значит, решил я, те, кто доставал колокол, имели чёткую информацию о месте его заложения, причём из первых уст. Явно это были либо сыновья, либо племянники тех, кто организовывал захоронение.
КУБЫШКА С ДЕНЬГАМИ
Второй объект нашего внимания находился вблизи старого Мосальского тракта. Разумеется, тракта почтового и ныне совершенно заброшенного. Некогда, во времена презренного царизма, Калужская область была почему-то и населена несравненно гуще, да и экономическое значение имела более значительное. По тракту, который соединял такие населённые пункты, как Мосальск, Кресты, Проходы, Писково, Серпейск, Мещовск, каждый день ездили конные упряжки и даже целые караваны повозок, везущих товары на местные и иногородние ярмарки. Край кипел жизнью, и в первую очередь жизнью торговой. Ну а где торговля, там и деньги, и, разумеется, разбойники.
Легенда, озвученная моим новым знакомым из правоохранительных органов, гласила: некий купец, опасаясь налёта лихих людей, припрятал после успешной сделки увесистую кубышку с деньгами около двух берёз, что росли вдоль почтовой дороги. Берёзы, а на вид им было не менее 150 лет, сохранились прекрасно, а вот самой кубышки, увы, нет. Чуть поодаль от обочины, как бы образуя вершину прямоугольной пирамиды с берёзами, так же как и в первый раз, красовалась коническая яма. На вид она была явно старше и уже слегка заплыла от времени, но надежд на успешные поиски она также не оставляла. Но вот что примечательно. Вблизи от берёз также находились два почтенных по возрасту дерева, поражённые молнией.
Фотографию одного из них я как раз и прилагаю к моему рассказу.
Обоженные молниями деревья на месте клада
Обоженные молниями деревья около того места, где была зарыта шкатулка с серебром

БОЧКА С ДРАГОЦЕННОСТЯМИ
Скрепя сердце пришлось выдвигаться на третий объект, по традиции, самый лакомый. Наш путь лежал в старинное и некогда богатое село Чертень. Оно лежит примерно в десяти километрах к северу от Мосальска и знаменито прежде всего чертенской Рождественской церковью, построенной в вотчине Вознесенского девичьего монастыря не позже 1654 года. Ныне от неё осталась только изуродованная колокольня. Церковь была сооружена столь прочно, что ни советские сапёры, ни немецкие артиллеристы не смогли принудить её к капитуляции. И по сей день она гордо возвышается над окрестностями села. Впрочем, это так, к слову. Разговор пойдёт о вещах вовсе не церковных. Дело в том, что до революции в селе Чертень проживал помещик, по фамилии Соколов, от которого в память его пребывания на нашей грешной земле остались не только двухэтажный кирпичный дом, конюшни и старообрядческая церковь, но и замечательная кладоискательская легенда.
Рассказывают, что когда начались революционные волнения, то этот помещик собрал своё самое ценное имущество в бочку и закопал её вблизи дома, в каком-то амбаре. Бочка ценного имущества вполне могла потянуть на сто килограммов, поэтому я с особенным вниманием обследовал примыкающую к бывшему помещичьему дому территорию. По предыдущему опыту мне было понятно, что амбары отстояли от жилого строения и конюшен не более чем на 15-20 метров. И действительно, вскоре удалось визуально выявить следы некогда стоявших на заднем дворе строений. К сожалению, посреди одного такого прямоугольника я вновь увидел грандиозную ямищу диаметром не менее трёх с половиной метров. От прочих ям эта отличалась тем, что земля из неё выбрасывалась не кругом, а в строго определённом направлении. Это со всей очевидностью указывало на то, что копающие были стеснены в пространственном плане, что часто случается при раскопках внутри различного рода строений.
Остатки цервки в селе Чертень
Остатки цервки в селе Чертень

ТРОФЕИ НАПОЛЕОНА?
Как-то я собирал материалы для книги о кладах, оставленных на территории нашей страны войсками Наполеона. Среди сведений о десятках очень крупных кладов отыскался один небольшой, но очень ценный, непосредственно связанный со столицей Калужской области.
Но прежде чем рассказывать о нём, мне хочется разъяснить некоторую очевидную только специалистам историческую странность. Дело в том, что, по всем общеизвестным данным, французские войска в Калугу не заходили. И несмотря на то что данное поисковое дело рассматривалось в тридцатые годы прошлого века с большим вниманием, получается некий казус. Французов в городе вроде как не было, а клад, связанный с их пребыванием, был! Но давайте рассмотрим всё по порядку.
О французском кладе, зарытом на окраине города Калуги, мне стало известно из документов, хранившихся в архивах печально известного НКВД. Немногим известно, что именно это ведомство, помимо выполнения своих прямых обязанностей по розыску уголовников и отстрелу «врагов народа», отличилось ещё и в розыске многочисленных кладов. В то время этим учреждением руководил Ежов. Вот именно к нему на рабочий стол и попала докладная записка, в которой говорилось о некоем калужском кладе. Однако составители записки явно переусердствовали. Они написали в ней едва ли не обо всех сокровищах, вывезенных некогда наполеоновскими войсками из Москвы. Естественно, народный комиссар не мог упустить возможности отыскать якобы лежащие вблизи городского оврага обозы золота и серебра, и он дал делу ход. Закончились поисковые работы, как и следовало ожидать, безрезультатно. Ведь если бы Ежов ознакомился с документами повнимательнее, он, может быть, не стал бы так торопиться и посылать команды землекопов.
Как же обстояло дело? Изучив и саму докладную записку, и все сопутствующие этому времени и месту документы, я пришёл к выводу, что речь идёт вовсе не о многочисленных телегах с ценностями.
Дело в том, что ещё во время отступления коалиционной армии к Смоленску в плен к русским войскам попало немало отставших либо легкораненых солдат и младших офицеров. Среди них был и некий Юзеф Поляновский, поляк, занимавший скромную должность дивизионного интенданта. В его обязанности, в частности, входило описывать и сохранять попавшие в дивизионную кассу ценные трофеи. Описывать-то он их описывал, но попутно не забывал кое-что прихватить и для себя. Там камушек драгоценный отковырнёт, там серёжки женские прихватит, там золотую ложечку из сервиза прикарманит.
Таким образом, к тому времени, как пан Поляновский оказался в плену, в его заплечном ранце скопилось от пяти до десяти килограммов этой драгоценной мелочи. С этим ранцем его и захватили казаки южной группы войск и погнали в сторону Калуги, являвшейся в ту пору не только местом сосредоточения продовольственных складов русской армии, но и пересыльным пунктом для пленных.
За те пять дней, пока пленных ускоренным маршем доставили туда, где они могли вволю поесть и вымыться в бане, разумеется, никаких личных обысков никто не проводил. Но в последнюю ночь перед вступлением в город отобрали большую колонну, общим количеством примерно в триста человек. И вот теперь наш горе-интендант оказался буквально в патовом положении. Ему было вполне очевидно, что завтра, когда их будут мыть в бане, все их носимые вещи будут разобраны и осмотрены на предмет поиска паразитов. Естественно, увесистый свёрток с ценностями найдут - и прощай надежды на сытую, спокойную жизнь.
Побродив по месту предстоящей ночёвки, он придумал, где именно укрыть украденное. Заметив вдалеке сверкающую маковку церкви, Юзеф встал так, чтобы находиться на прямой линии, соединяющей этот ориентир с крестом церкви на ближайшем погосте. Затем на краю оврага он увидел громадный, как минимум столетний вяз, метрах в пятидесяти от которого в земле обнаружилось естественное углубление, похожее на промоину. Интендант под покровом ночи легко выкопал ножом в промоине ямку, достаточную для захоронения ранца. Утром их колонну повели дальше, а драгоценности так и остались лежать неподалёку от раскидистого дерева.
Таким образом, внимательному читателю, коим нарком Ежов, скорее всего, не являлся, становится предельно ясно, что речь в бумагах идёт вовсе не о множестве набитых добром повозок, а об одном-единственном ранце, любовно наполненном поручиком Поляновским.
Впрочем, хотя его клад был и не слишком велик по объёму и весу, но стоимость он имел немалую. Пусть предприимчивый интендант наковырял всего лишь пригоршню самоцветов, т. е. граммов четыреста. Исходя из средней стоимости в 1000 долларов за карат камней старинной огранки, можно легко подсчитать, что даже без прикарманенного золота клад интенданта тянул не менее чем на два миллиона долларов! Было о чём беспокоиться.
Ради интереса летом 2006 года я предпринял поездку в Калугу. Естественно, рельеф местности при строительстве был несколько изменён, и теперь, конечно же, отыскать ту впадину практически невозможно. Однако вязы, вернее сказать, потомки того самого вяза всё ещё растут неподалёку от устремлённых в небо ракет.
Те же из вас, кто сам захочет отыскать спрятанные сокровища, могут написать мне по адресу:
127273, Москва, Косареву А. Г. До востребования. Или по e-mail: k.a.g@inbox.ru

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Вован
Остатки цервки в селе Чертень(фото) - Успенская Церковь в с.Боровенск(остатки от Боровенского моностыря, основанного Ферапонтом Боровенским).

25:05:13 18:43:55

Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
Тут http://www.psbank.ru банк - тарифы РКО для юридических лиц в Москве.
загрузка...
Контакты администрации сайта :