UNBELIEVABLE.SU
Приведения/полтергейст

Войны

Загадочные и интересные места/открытия

Загадки прошлого

Сокровища и пираты

Загадки животного мира

Личности/народы

Катастрофы

Праздники и обычаи

Религия/Вера

Искусство

Медицина

Высокие технологии

НЛО/пришельцы

Загадки космоса

Истина

загрузка...

Реклама:
Поделиться с друзьями:

Мини-подводные лодки

Мини-подводные лодкиАнглия — великая музейная держава. На любое человеческое дело, искусство или увлечение есть свой музей. Музей железнодорожного транспорта и чая, королевской авиации и кукол, кинематографии и, конечно же, Королевский военно-морсной музей подводных лодок, расположенный в одной из гаваней Портсмута, морского города на южном берегу Британии.
Здесь собрана редчайшая коллекция подводных кораблей: от океанской субмарины «Элиэнс» до сверхмалых подлодок времён второй мировой войны и человеко-управляемых торпед.
На сто репортёрских дел такая удача выпадает лишь раз. Я попросил пожилого господина сфотографировать меня на фоне карликовой подводной лодки "Зеехунд". Он нажал на кнопку и, возвращая камеру, сказал:
— А ведь это мой корабль. Я воевал на нём в апреле 45-го.
Так я познакомился с бывшим лейтенантом кригсмарине Алвином Гуллманом. Рослый крепкий чернобровый, он никак не тянул на свои семьдесят с гаком. Гуллман говорил по-английски так же плохо, как и я, поэтому мы прекрасно понимали друг друга. Кружка пива в примузейном буфете сдобрила наш разговор.
На закате второй мировой, когда неограниченную подводную войну Германии против Англии резко затруднила противолодочная авиация, оснащённая радарами, немецкие конструкторы в кратчайшие сроки разработали проект двухместных подводных лодок «Зеехунд» («Тюлень»). Эти малютки оказались для англичан опаснее больших лодок. И прежде всего потому, что самолёты оказались бессильны против карликовых и юрких субмарин. С января по апрель 1945 года в составе немецких военно-морских сил действовало свыше ста «зеехундов» (всего построено 250).
Дебют этих утлых, но тем не менее грозных корабликов был печален, в декабре 1944-го к берегам Англии отправилась флотилия из 18 «единичек». Назад вернулись только две субмарины, остальные сгинули безвестно. Оставшиеся в живых подводники рассказали о жестохом зимнем шторме, который и погубил их товарищей. Это было немудрено, если учесть, что в длину «тюлень» не превышал двенадцати метров, а в ширину—полутора. Водоизмещение — 14,9 тонны. Одним из таких "зеехундов" и командовал мои новый знакомый.
— Главное преимущество сверхмалой лодки — в сверхбыстром погружении. Мы ныряли за шесть секунд. Рекорд — четыре. Обычные лодки уходили под воду при самых экстренных действиях каждого члена экипажа за 27—30 секунд. Чаще всего этого было недостаточно, чтобы укрыться на глубине от авиабомбы. Мы же могли подразнить лётчиков, поиграть со смертью в кошки-мышки. А что вы хотите? Нам было по двадцать — чуть больше, чуть меньше — лет. Мальчишки, фенрихи...
Бывало так. Видишь, что английский самолёт тебя засёк и разворачивается, чтобы набрать высоту для атаки. Я не спешу, даю ему возможность слегка удалиться. Как только он становится размером со шмеля — сигарету за борт, соскальзываю в рубочный люк на своё сиденье, задраиваю крышку над головой и ныряем прямо с работающим дизелем. На безопасной глубине стопорим его и переходим на электродвижение...
— С работающим дизелем? А воздух откуда?
— Воздух цилиндры высасывали из самой лодки. Его и так там было не так уж много, но на несколько секунд подводного хода хватало. Конечно, ощущение не из приятных, когда из стальной бутылки выкачивают воздух — болят уши, круги перед глазами. Но на войне как на войне.
Ещё одно важное качество: в надводном положении крошечная рубка почти не отражала радиоволн, и поэтому мы были невидимы для самолётных радаров. Но главное преимущество наших «малюток» состояло в том, что взрывы глубинных бомб не причиняли ей особого вреда. Ударной — гидродинамической — волне просто не за что было зацепиться на куцем корпусе. Она просто отшвыривала лодку, как мячик. Надо было только покрепче держаться. В такие минуты мы натягивали на головы танковые шлемы, чтобы не разбить лбы. Я не раз попадал в такие переделки. Но больше всего досталось моему приятелю лейтенанту Ливониусу. Его «зеехунд» выдержал удары 76 глубинных бомб. Некоторые взрывались в считанных метрах от борта. От сильных сотрясений корпуса вышла из строя аккумуляторная батарея, лодка лишилась подводного хода и опустилась на грунт. Погас свет. Над головами Ливониуса и его инженера-механика простиралась 60-метровая толща воды. Оба оказались заживо похороненными в тёмном стальном гробу. Воздуха им хватало всего на пару часов. Им оставалось уповать только на Бога. И Бог послал им спасение в виде сильного подводного течения. На его восходящем потоке они и всплыли ночью на поверхность моря, откачали воду, отремонтировали дизель и на обратном пути ещё сумели выдержать атаку шести английских канонерок.
— Но толк-то от вашего риска был?
— Да. По данным английских источников, «зеехунды» потопили судов общим водоизмещением свыше 120 тысяч тонн. В том числе и английский эсминец «Хэлдон». Мы не считали себя камикадзе, смертниками. У нас было право в случае безвыходного положения сдаваться в плен. Разумеется, мы пренебрегали этим правом. Мы были очень молоды и потому самоотверженны, считали, что воюем с исконным врагом Германии — англичанами. Многие из моих приятелей лежат вон там, — Гуллман показал кружкой в сторону сверкавшего под солнцем Ла-Манша. — Мне повезло. Я воевал всего один месяц — в апреле сорок пятого.
Лозунг нацистов «Пушки вместо масла» престранно переиначился в последние дни войны: «Масло вместо торпед». Так, сняв боевые торпеды и подвесив вместо них ёмкости с растительным маслом и топлёным салом, три «зеехунда» доставляли в осаждённый англо-американцами Дюнкерк столь необходимые голодавшим солдатам жиры. Обратно вывозили письма. Участь этих корабликов была незавидна: в дни капитуляции их затопили под Дюнкерком. Правда, потом их подняли и распределили по морским музеям Франции и Британии...
Вскоре после беседы с бывшим командиром «зеехунда» я оказался в Кронштадте, где стоит уникальная карликовая подлодка российской разработки — «Пиранья». Обладая всеми досто инствами «зеехунда», наша сверхмалая субмарина приобрела множество новых качеств, которые поставили её в ряд лучших в мире кораблей своего класса. Титановый корпус позволяет ей уходить на глубину до двухсот метров. Кроме трёх членов экипажа «Пиранья» может нести и шесть боевых пловцов. Она приспособлена также и для постановки морских мин.
На международной выставке вооружений в Абу-Даби «Пиранья», созданная в питерском СПМБМ «Малахит», получила высшие баллы. Но это не спасло уникальный корабль от печальной судьбы. Общая беда всего флота (да и всей России) — безденежье — поставила её на мёртвые якоря в углу кронштадтской гавани. По злой иронии рока «Пиранье» выпало сниматься в кинокомедии «Особенности национальной рыбалки». Она блестяще сыграла свою роль. Но как хочется верить что ей выпадет более серьёзный шанс на морском театре.

Автор: Николай Черкашин

Поделиться с друзьями:
загрузка...


Комментарии:
Нет комментариев :( Вы можете стать первым!
Правила: В комментариях запрещено использовать фразу 'http', из-за большого кол-ва спама
Добавить комментарий:
Имя или e-mail


загрузка...
Последние статьи:

Реклама:
загрузка...
Контакты администрации сайта :